Обезлюживание России

8 ноября 2011

Председатель Движения развития, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов принял участие в программе "Особое мнение" на Радио России (8 ноября 2011 г.): "Грозит ли России территориальный распад?"

 
Ведёт программу Игорь Гмыза.
 
По прогнозам специалистов, население России в ближайшие 10-15 лет существенно сократится. По некоторым оценкам, оно может составить менее 100 млн человек. В этой ситуации эксперты говорят о возникновении реальной угрозы территориальной целостности страны.
 
Гость в студии – председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Васильевич Крупнов. Россия действительно может потерять в ближайшие 10-15 лет до 40 миллионов своего населения? Это реально?
 
 Как пояснил Ю. Крупнов, 10 лет назад по пессимистическому прогнозу ООН как раз давалась цифра, что к 2050 году, к середине столетия, в России будет 99 млн человек. То есть минус 43 миллиона, а на тот момент даже минус 45 миллионов. Поэтому это всё возможно.
 
Сегодня ЦРУ прогнозирует, что к середине столетия в России будет 113-115 млн жителей. Потери предполагаются чуть меньшие, но, на взгляд эксперта, главное здесь не то, что десятью миллионами будет больше или меньше, а то, что понятна тенденция – тенденция обезлюживания России, обезлюживания её территории.
 
А дальше получится, что примерно один процент населения Земли будет занимать территорию Российской Федерации, которая составляет 15 процентов всей мировой суши. Удержать такую территорию будет практически невозможно.
 
Утрата территориальной целостности реально грозит стране?
 
Конечно, уверен Юрий Крупнов. Более того, уже сегодня Россия по разным причинам, в том числе и по количеству населения, не удерживает своё пространство. Это очевидно. Идёт процесс гиперцентрализации, люди вынуждены съезжаться в крупные города, прежде всего, в 12 российских "миллионников".
 
К сожалению, при этом принимаются решения на государственном, федеральном уровне, по сути, в продолжение этой негативной тенденции.
 
Гость в студии привел несколько характерных примеров.
 
Первый. Уже раза два Минрегионразвития разрождался идеей о создании в стране 15-20 агломераций и предлагал сделать эту цель стратегической программой развития страны на ближайшие полвека. Логика странная: всё и без того укрупняется, а чиновники предлагают ещё более укрупнить. Логика эта не государственная.
 
Когда люди болеют, надо выстраивать противоположный вектор: их надо лечить. Когда территории обезлюживаются, надо думать о том, как вновь заселять эти территории, а тут предлагают негативную тенденцию еще более усилить.
 
Второй. Есть ещё одна странная программа в России, которая пытается всё народиться, но, к счастью, считает эксперт, всё ещё не народилась. Это программа стимулирования мобильности российского населения. То есть, народ сам бежит в Москву и другие города-миллионники, а ему ещё в этом пытаются подсобить.
 
Третий пример, который охарактеризовать без крепких слов Юрию Крупнову никак не удаётся. Это расширение, а, по сути, утроение (в 2,6 раза) Москвы. Потому что в гиперцентрализованной стране с обезлюживающимися от этого территориями в три раза усиливать ещё гиперцентрализацию – это просто нонсенс.
 
Вся Россия съедется в Москву?
 
По мнению Ю. Крупнова, вся не съедется, но более активная часть населения точно. А как может быть по-другому? Реально все инвестиции, все инфраструктуры пойдут сюда. По сути, только здесь можно будет элементарно передвигаться на электричках, ездить на автомобилях, менять что-то, покупать. Известно, что все люди хотят для себя нормальной, комфортной жизни. В этом ничего плохого нет, и это правильно. Но все для достижения такой жизни будут съезжаться в Москву. В стране уже даже антиутопии появляются, что Россия станет Большой Москвой.
 
Выдающийся русский философ и писатель Александр Александрович Зиновьев ещё лет 15-20 назад предвидел подобную тенденцию, называв Москву Гонконгией (от Гонконга). Москва, по его мнению, представляет собой отдельное государство внутри государства. Фактически она является фундаментальным фактором возможного разрушения России как государства и её территориального распада. С этим требуется что-то делать, но делается прямо противоположное.
 
Что имеется в первую очередь в виду, когда речь заходит о возможном территориальном распаде России? Какие силы в этом могут быть заинтересованы и в этом участвовать? Речь идёт о внешней агрессии, об экономической интервенции? Что может произойти?
 
Юрий Крупнов предложил представить карту Российской Федерации. Академик Владимир Накоряков, по его словам, характеризует ситуацию с расселением в России так: страна устроена как головастик – гигантски гипертрофированная голова (крайний Запад – Санкт-Петербург, Сочи, Москва), а дальше маленький хвостик (от середины европейской части страны до Дальнего Востока). Это первая, бросающая в глаза гигантская диспропорция.
 
Но есть, подчеркнул Ю. Крупнов, и более тонкие вещи. В апреле 2011 года российский МИД вдруг открыл, что, оказывается, из Афганистана получилась гигантская военная база. Генштаб этого пока ещё не открыл, но, видимо, собирается открыть. Сегодня в Афганистане размещено более 40 иностранных, прежде всего американских, военных баз, в том числе 5 очень крупных, где можно разместить любой тип вооружения.
 
И если вспомнить суть американской стратегии, продвигаемой Фредериком Старром (Frederick Starr) и фактически госдепом, по созданию "большой Центральной Азии" с дальнейшим присоединением к ней бывшей советской Средней Азии, то совершенно отчётливо становится понятно, что остриё её направлено на очень узкий перешеек в районе Тюменской области. А там и Ямало-Ненецкий округ, и Ханты-Мансийский округ. Всё это – основные районы добычи российских углеводородов. По сути, в этом российском подбрюшье находится узенький перешеек, перерезав который, страну без труда в плане военного исполнения можно разорвать на две части. Но есть для России ещё более тяжёлые ситуации. Российский Дальний Восток с объективной точки зрения может оказаться в значительной большей степени больше склонен к сепаратизму, чем даже Северный Кавказ. Кавказ кричит, там есть люди, которые требуют его отделения от России, ещё более враждебны для страны русские националисты, которые требуют отделения Кавказа от России, находясь в Москве. Но Кавказ никуда не денется по большому счёту. Период существования Ичкерии это доказал и с точки зрения территориально-географической, и с точки зрения зависимости от федерального центра через те же дотации и т.п.
 
А Дальний Восток и территориально, и с точки зрения обладания биоресурсами и всеми другими богатствами, которые, по сути, там уже циркулируют совершенно по-другому, чем положено по федеральным законам, значительно более отсоединённая от Центральной Росси территория.
 
Ю. Крупнов боится читать иной раз по этому поводу государственные документы. Почему? Какая, например, задача определена как главная в стратегии развития Дальнего Востока? Главной задачей, по словам эксперта, в этом документе называется интеграция Дальнего Востока России в Азиатско-Тихоокеанский регион!? То есть, перед страной стоит задача взять Дальний Восток и интегрировать его в АТР – в США, Японию, Китай!!!?
 
Источник: Радио России
 
« Пред.   След. »