От бессубъектной социологии к субъектности класса Razvitiye

21 января 2012

Опубликована статья председателя Движения развития Юрия Крупнова и руководителя Института опережающих исследований им. Е.Л. Шифферса Юрия Громыко "От бессубъектной социологии к субъектности класса Razvitiye".


 От бессубъектной социологии к субъектности класса Razvitiye

Юрий Крупнов, председатель Движения развития

Юрий Громыко, руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л. Шифферса 

18 января 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»

 
Почему специальные усилия Михаила Леонтьева в передаче, посвящённой приезду специалиста по оранжевым революциям Макфола и походу к нему на поклон «болотной» оппозиции, похоже, оказались тщетными? Хотя ещё год назад подобный материал-бомба мог окончательно раздавить любого, и люди от упомянутого в сей передаче имярека отшатывались бы как от прокажённого. А сегодня только посмеиваются.
 
Почему если год назад слова бюджетного олигарха-плейбоя, заяви он, что видит возле себя в качестве премьера Ходорковского и Кудрина, воспринимались бы как куршевелевский курьёз с гламурной дамской тусовки, то сегодня многие, слишком многие молодые люди в возрасте от 18 до 28 говорят: «Нет, Прохоров – это неплохо. Движуха нужна!».
 
Ответы на эти «почему» косвенно содержатся в статье нашего премьера, опубликованной в понедельник в «Известиях».
 
Выступление оставляет неоднозначное впечатление. Очень хорошо, что, наконец, в сторону отставлены записные писарчуки и политтехнологи из «Единой России». Но в этом выступлении нет взволнованного набата Мюнхенской речи, которая впервые после 15 летнего небытия, явила Россию в лице Путина как самостоятельного субъекта действия мирового масштаба. Да, Путин спас Россию от ельцинской катастрофы и распада, или она благодаря ему спаслась. Но что дальше? Про это в речи ни слова.
 
Путин в статье в «Известиях» не зовёт ни к какому действию, а поэтому оправдывается. Зачем? Вместо того, чтобы показывать, какую высоту нам надо взять и почему мы её никак не берём, в статье что-то объясняется. А кому и что надо объяснять?
 
Причина несфокусированности этого материала на действие состоит в том, что В.В. Путин использует фиктивную социологию, которая описывает население как механизм. Рассуждение про увеличивающийся средний класс обращено в пустоту. «Мешок» социологии среднего класса складывает вместе людей с приблизительно одинаковыми потребительскими интересами, но с очень разными целями и идентичностью. Да, многие хотят иметь свой дом, автомобиль, путешествовать по миру, нормально лечить своих старых родителей, и уже слабо, но всё-таки ещё надеются, что смогут в старости, если доживут, конечно, жить на пенсию. Но что они должны для этого сделать? Или всё это свалится на них само благодаря затраченным триллионам на сглаживание последствий кризиса? Что мы достигли в результате этого самого сглаживания? Китай превратил юань в резервную валюту на Лондонской бирже. А мы?
 
Утверждать, что страна победила бедность или побеждает по сравнению с социальной защитой человека труда в СССР, попросту неверно. Конечно, у многих сейчас появились «мобильники», которые не могли производить в СССР, но заслуга ли в этом руководства страны? С бедностью в СССР боролись на уровне даже не идеологии, а инициируемого самосознания. Любой человек, выходец из самых низов в СССР мог достичь любого поста и стать кем угодно. Конец «загнивающего» социализма, плодом которого является Горбачёв, связан с созданием многочисленных кастовых перегородок, но пробиться к интересной работе и полноценной жизни было можно.
 
А как пробиться сейчас? Страна быстро, слишком быстро приобретает черты сословно-кастового общества, в котором человека оценивают не по тому, что он способен сделать, а по тому, что он правдами, а, чаще, неправдами приобрёл или с кем состоит в родстве. Начался самый опасный и страшный для социума процесс передачи и закрепления состояний и сверхвозможностей по наследству - от родителей к детишкам. А остальные, что, должны идти к ним в услужение? Целые группы вузов являются замкнутыми клубами родителей, имеющих состояния определённого уровня. ЕГЭ вместо того, чтобы разрушить прикрепление детей к вузам в соответствии с уровнем достатка, только окончательно закрепил этот процесс, вызвав страшенную коррупцию в образовании. Поэтому кардинальная победа над коррупцией в образовании сегодня может быть связана только с отменой ЕГЭ. Далеко зашедшая сословно-кастовая склеротизация общества, к сожалению, сбрасывается и разрушается только бунтами, ненавистью по типу «Я с детства жирных привык ненавидеть» (В.Маяковский). На Болотную и Сахаровку вышли те, кто знает, что его возможности профессиональной работы и социального лифтинга узурпированы детишками власть предержащих и «блатных». Похоже, в соответствии с известным анекдотом теперь сыночку генерала никак не удастся стать маршалом, поскольку у маршала есть свой сыночек. А верховный главнокомандующий задач, где придётся положить на алтарь свою жизнь и демонстрировать жёстко оцениваемую результативность, не ставит.
 
Ещё раз: Путин не ставит трудно достижимых, невозможных задач, выполнение которых он будет оценивать лично. Он не формирует войско. Эффективный менеджеризм с раздачей триллионов ведёт к одиночеству и в пустоту. Вокруг Путина возникла тонкая жёсткая плёнка из тех, кто получает в личное распоряжение от имени государства триллионы. Обществу туда не пробиться.
 
В этой ситуации эффективность предлагаемых В.В. Путиным мер может описываться исключительно кадровой повесткой до выборов. Если новых людей в узком горлышке власти на всех уровнях не появляется, страну задвигают в застой и в бунты по Макфолу. Она обречена. Разговоры про то, что министры люди публичные и их критикуют, не пройдут. Высшее образование становится потихоньку всеобщим не благодаря министру образования, а вопреки. Ничего не сделано для тех, кому после школы не нужно всеобщее высшее, кто хочет стать рабочей косточкой страны. Набиуллинское изничтожение малых городов говорит само за себя. Состояние в здравоохранении как было, так и остаётся ужасающим. Абсолютно неясны результаты программ реиндустриализации, да и есть ли внятные планы того, что Россия будет качественно производить? Вслед за полной сдачей западным корпорациям автопрома и судостроения грядёт развал авиастроения. Ничего не ясно со «стратегическими инновациями» или хотя бы с нестратегическими.
 
Что в этой ситуации делать, чтобы не пойти на Болотную и отодвинуть страну от бунтов?
 
На наш взгляд в этой ситуации должны появиться мобильные интеллектуальные группы - группы стратегического сценирования, которые способны анализировать, определять уровень непроработанности программ и стратегий на всех уровнях, отсутствии целей действия в различных областях практики, начиная от непроработанной военной доктрины до концепции действия России на международной арене в условиях кризиса с предложением предельно конкретных инициатив. Группы стратегического сценирования действия должны заменить абстрактные центры стратегических исследований Грефа. Эти группы стратегического сценирования можно было бы назвать своеобразными интеллектуальными Советами и выдвинуть лозунг «Вся власть Интеллекту Советов (группам стратегического сценирования)!».
 
Группы стратегического сценирования должны показывать, почему практически не работает ни одна программа ни одного министерства, что нет целей, а если цели и есть, то не ставятся задачи по их достижению, а если задачи и поставлены с грехом попополам, то отсутствуют средства и инструменты выполнения этих задач. В этих условиях говорить о коррупции бессмысленно - нуждаются в рационализации и модернизации архаичные и рыхлые программы. Проблема не в коррупции, а в отсутствии реальных программ действия с определённой результативностью. Нужны группы стратегического сценирования, которые разрабатывают не абстрактные прогнозные сценарии, а сценарии конкретных прорывных действий и операций буквально в каждой сфере и области практики. Как научить людей создавать такие сценарии, мы знаем. У нас есть метод - сессии стратегического сценирования. Всё дело за появлением групп инициативных людей и желанием определённых групп власти начать это делать. Прямо сейчас.
 
« Пред.   След. »