В течение 15 лет каждый год в России от дезоморфина погибало 5 тысяч людей

5 июня 2012

Председатель Движения развития Юрий Крупнов дал комментарий сайту "Православие и мир" по поводу вступившего с 1 июня в силу запрета на продажу без рецепта кодеинсодержащих препаратов.

Удар по "крокодилу"

С 1 июня вступил в силу запрет на продажу без рецептов кодеинсодержащих препаратов. Специалисты в области борьбы с наркоманией и помощи зависимым вздохнули с облегчением: ведь именно кодеин является основным компонентом одного из самых опасных наркотиков — дезоморфина.
 
 О том, не является ли данный запрет полумерой, рассуждает председатель Движения развития, действительный государственный советник 3 класса Юрий Крупнов.
 
— Меня, если честно, удивляют комментарии, которые сейчас даются прессе по поводу того, что принятый закон является полумерой. Вот представьте себе: идёт сражение, участвуют танки, пехота, стреляет артиллерия. Предположим, я уничтожаю танки противника, а мне говорят, что это неэффективно, и уничтожать нужно всё сразу. С одной стороны, это правильно, но это рассуждение оторвано от реальной жизни. Да, есть группа наркотиков афганского происхождения, например, гашиш и героин, есть другие медицинские препараты, которые также используются наркоманами. В дальнейшем нужно продолжать борьбу и с ними, и с наркотиками, поступающими к нам из-за рубежа. «Соли для ванн» тоже должны стать предметом пристального внимания, и здесь очень важна оперативность их выявления, — считает он.
 
По словам эксперта, в прошлом году появилось сорок новых синтетических наркотиков, и, безусловно, в связи с этим нужно принимать меры. Введённый недавно запрет, по мнению Юрия Крупнова, — весомая победа в борьбе с пагубным зельем, давшаяся очень непросто.
 
— Когда речь идёт об афганском героине, мы представляем себе этакого моджахеда-наркобарона, который изначально воспринимается нами как враг. А при этом 15 лет не афганские торговцы, а наше родное государство никак не ограничивало в продаже столь опасные препараты. За эти годы населению скормили примерно 50 тонн чистейшего кодеина! По самым низким оценкам, не меньше пяти тысяч молодых ребят ежегодно погибали от дезоморфина, но самое страшное здесь даже то, что никто даже не вёл эту статистику и не интересовался количеством погибших.
 
Наиболее острая борьба вокруг аптечной наркомании, по словам эксперта, развернулась в последние два года.
 
— Три раза переносились сроки прекращения свободного отпуска кодеинсодержащих препаратов. Первый срок Минздравсоцразвития обозначило 1-го ноября 2010 года, затем — 1 мая 2011-го, и потом — 1 ноября 2011. По сути, государство спонсировало наркоманию. Ещё в 2004-м году Московская городская дума обратилась к министру здравоохранения Зурабову с предложением ввести рецептурный отпуск, указывая, что дезоморфиновая наркомания приобрела такие масштабы, что дальше это терпеть невозможно. Результат мы все видим. Даже после, можно сказать, агрессивной политики госнаркоконтроля в последние два года ограничения на отпуск были введены далеко не сразу, — отмечает Юрий Крупнов.
 
При этом эксперт признаёт, что продажа лекарств по рецептам тоже не является гарантией того, что опасный препарат не попадёт в руки наркозависимых. По разным оценкам, это ограничит от 30 до 70 процентов продаж, но и это уже существенно.
 
Ксения Кириллова
Источник: Православие и мир, 5 июня 2012 г.
 
« Пред.   След. »