Москва целеустремлённо сдаёт позиции в Центральной Азии

13 июля 2012

Председатель Движения развития Юрий Крупнов дал интервью "Вести.kg" по поводу будущего российско-киргизских отношений.

Время турбулентности

Юрий Крупнов: Российско-киргизские отношения девальвируются, а экономические связи ослабнут

 Недавнее заявление главы отечественного Министерства обороны о необходимости повысить арендную плату для российских баз, находящихся на территории Киргизии, вызвало бурное обсуждение среди экспертов и российских чиновников. Уточним, министр, генерал-майор Талайбек Омуралиев предложил с 2014 года увеличить арендную плату за использование трех российских военных объектов — базы подводных испытаний оружия в Караколе, центра военной связи в Кара-Балте и радиосейсмической лаборатории в Майлуу-Суу.

Свое мнение на сей счет "Вести.kg" эксклюзивно рассказал видный российский политический деятель, председатель Движения развития Юрий Крупнов.

- Как вы относитесь к подобной инициативе киргизского чиновника?

- Это никак не похоже на инициативу отдельного госслужащего. Скорее, на заранее спланированный и синхронизированный с чиновниками Таджикистана и Узбекистана демарш. Ведь одновременно вопрос был поставлен со стороны Таджикистана (Душанбе потребовал с Москвы за 201-ю военную базу "не меньше $250 млн. в год» - ред.), а Узбекистан вообще приостановил свое членство в ОДКБ.

Поэтому, если всерьёз воспринимать аргумент министра обороны о «возросшей инфляции», то следует срочно бежать изучать аномальное экономическое явление – взрыв инфляции в Центральной Азии.

При этом одновременно идёт столь же взрывное продвижение вперёд переговоров по новым базам США и НАТО в Центральной Азии: как малых логистических, так и классических больших, с воинским контингентом.

Таким образом, перед нами очередное переформатирование присутствия России в регионе и ее вытеснение отсюда под дипломатическим давлением США и НАТО.

Всё это произошло после Саммита НАТО в Чикаго 20 – 21 мая текущего года и Постановления Правительства РФ от 25 июня 2012 г. N 637, которое окончательно закрепило транзит вооружения, военной техники и военного имущества США и НАТО по территории Российской Федерации, сделав его комбинированным.

- Как при этом воспринимать критику российской стороны на заявление киргизского чиновника?

- Она понятна, но противоречит фактической активности российской стороны в Центральной Азии и вообще центральной Евразии.

С одной стороны, вытеснение России российским чиновникам не нравится. С другой стороны, сама же Москва впускает НАТО в сердце России – на Волгу, в Ульяновск - и не только не стыдится этого, но и выдаёт свои сердечные отношения с НАТО чуть ли не за выдающийся шаг в укреплении собственной национальной безопасности.

То есть Москва не только громко кричит, но и системными действиями утверждает, что фактором стабильности и безопасности является в Евразии НАТО.

А после этого вдруг отчего-то морщится от того, что Киргизия, Узбекистан, Таджикистан предпринимают действия, которые, по сути, означают то же самое. Поэтому России следует сначала кардинально пересмотреть свои установки по афганской и центральноазиатской политике, политике отношений с НАТО, удалить из профильных ведомств тех чиновников, которые сформировали установки Москвы по региону, а затем и критиковать государства Центральной Азии.

Россия должна и может предложить своим бывшим братским советским республикам, а сегодня новым независимым государствам систему комплексной и многомерной безопасности, в том числе и её военную составляющую, которая бы отменяла ухаживания НАТО и США. Вот это и надо делать, а не тратить энергию на критику.

- Как это скажется на российско-киргизских отношениях?

- Они будут продолжать и далее девальвироваться на официальном уровне, вести к ослаблению экономических связей.

Моя критика действий московских чиновников не означает согласие с действиями чиновников из Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Стремительно приближается время, когда им придётся окончательно выбирать между российско-евразийской и англо-саксонской цивилизациями и отказываться от «политики многовекторности».

- Можно ли это заявление связывать с планируемым выводом базы "Манас" в 2014 году из Киргизии?

- Вряд ли. К тому же, если РФ кардинально не изменит свою центральноазиатскую и афганскую политику, то база «Манас» никуда не денется и после 2014 года.

Также как и базы в Афганистане, на которых, как многократно заявляли самые высокие официальные лица США и НАТО, останется контингент порядка 15 – 30 тысяч военных и примерно столько же контрактников.

Мы входим в тяжёлые турбулентные времена и глобального финансово-экономического и геополитического кризиса в Евразии. Последствия недальновидных политических решений будут катастрофическими для всех столиц в Евразии, включая Москву.

Мария Озмитель
Источник: Вести.kg, 13 июля 2012 г.
 
« Пред.   След. »