Миротворческая миссия в Южной Осетии

16 июля 2012

Опубликована стенограмма выступления председателя Движения развития Юрия Крупнова на круглом столе "20 лет с начала Миротворческой миссии в Южной Осетии. Эффективность деятельности Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино-югоосетинского конфликта" (РИА "Новости", 13 июля 2012 г.).

 
 ЮРИЙ КРУПНОВ: "Ввод российского миротворческого контингента и создание  смешанных миротворческих сил 20 лет назад, по сути, спасло Южную Осетию и спасло южноосетинский народ как часть очень большого, единого и всегда патриотически настроенного к российской государственности осетинского народа в целом. Это вопрос, где российская государственность действовала, исходя из своей тысячелетней традиции, устанавливала тот тип мирового порядка в локальной точке, который и задает вершина российской дипломатии, российской внешней политики. Это первый момент.
 
Второй момент. Соглашение было подписано в очень сложном 1992 году – мы помним и реформы Гайдара, и недавний развал СССР. Но я считаю его выдающимся соглашением, поскольку в крайне тяжелой ситуации была найдена очень простая, три странички, форма Дагомысских соглашений, мудрая и со стороны Шеварднадзе, и со стороны Ельцина, и со стороны советников. Мудро была придумана форма Смешанных миротворческих сил, которые не являются миротворцами ООН , но тем не менее являются миротворческими силами и по уставу ООН. С точки зрения истории российской дипломатии само это соглашение требует изучения.
 
Третий момент. Никто в России не испытывает радости по поводу резкого ухудшения отношений между Россией и Грузией. В этом смысле, я считаю, в ближайшие пять лет важнейшая задача – это кардинальные, серьезные изменения наших отношений в лучшую сторону, но, безусловно, без отказа от принципов, от истории, которая очень сложная. Поэтому вот это двадцатилетие и грузинской стороне имело бы смысл рассматривать, поскольку она поступила очень по-мудрому 20 лет назад. Это двустороннее соглашение, а не односторонне. И мне кажется, что надо ему дать правильную оценку с грузинской стороны, и, может быть, это в серьезной степени послужит основанием для пересмотра наших отношений в новой ситуации, в рамках этого исторического видения.
 
Четвертый момент. Фактор Сочи 2014 года. Кавказ всегда использовался для дестабилизации. Поэтому важно Дагомысское соглашение и создание Смешанных миротворческих сил рассмотреть с точки зрения большой кавказской политики. Это тоже сегодня, может, не получится в полной мере, но это обязательно надо делать, потому что только стабильный Кавказ позволит нам достойно встретить и финансовый глобальный экономический кризис. Хотелось бы обратить специальное внимание на конфликт 2008 года, поскольку в результате эти соглашения прекратили свое существование. Но в этом плане недостаточно подчеркивается, что же произошло в 2008 году с точки зрения международного права, и какова правовая квалификация этого события. Здесь, мне кажется, российская дипломатия сильно недорабатывает, потому что речь шла не об агрессии только Грузии против Южной Осетии (это сложная квалификация, потому что Южная Осетия в тот момент все-таки не существовала как признанное отдельное государство). Речь о том, что в нарушение Дагомысских соглашений в самом подлом смысле, в том числе юридической квалификации, циничным образом были нарушены эти соглашения, и удар пришелся в том числе по российским миротворцам как частям смешанных сил. В этом плане Российская Федерация не просто защищала Южную Осетию, хотя она это делала всегда, 20 лет, это само собой разумеется, и южноосетинский народ, но Российская Федерация, исходя из Дагомысских соглашений и из статей 52 и 53 устава ООН, обязана была выступить на защиту миротворцев, плюс южноосетинских миротворцев. Это факт, мне даже непонятно, почему мы не использовали его в полной мере, поскольку на трибуне ООН Виталий Иванович Чуркин, надо отдать ему должное, с блестящими выступлениями, с блестящей защитой ситуации, выступал, но недостаточно была квалифицирована международная сторона этой ситуации. Все свели чуть ли не к войне Грузии и России. Не было такой войны Грузии и России. И когда тот же господин Саакашвили и официальная пропаганда режима Саакашвили рассказывают об этой войне, о России как об оккупантах, об агрессорах и так далее, даже убирая фактическую сторону дела с точки зрения «кто когда вводил войска», по сути, Грузия напала на миротворцев, нарушив самими же грузинами подписанные 24 июня 1992 года Дагомысские соглашения. Это исходные, фундаментальные факты. В этом плане Виталий Михайлович Митин, есть такой адвокат из Новосибирска, очень большую работу ведет по пропаганде правильной квалификации того, что произошло, и, я считаю, нашим официальным лицам надо прислушаться к этой проблеме и серьезно разобраться. Для Грузии надо сделать выводы, в чем вина Грузии в полном масштабе международного права".
 
Источник: Вестник Кавказа, 16 июля 2012 г.
 
« Пред.   След. »