Юрий Крупнов: У нас дефицит проектов, а не инвестиционных средств

14 января 2012

Председатель Движения развития, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов дал интервью "Регионам России" по поводу заседания Госсовета по вопросам повышения инвестиционной привлекательности регионов.

 

Юрий Крупнов: У нас дефицит проектов, а не инвестиционных средств

 – Власти говорят об инвестиционной привлекательности, а во что инвестировать, никто ответить не может, – утверждает председатель Движения развития, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. – Поэтому т.н. повышение инвестиционной привлекательности регионов не имеет никакого отношения к решению проблемы продолжающей деградировать экономики, - прокомментировал Юрий Крупнов «Регионам России» заседание Госсовета 27 декабря по вопросам повышения инвестиционной привлекательности регионов.
 
– Вопрос об инвестиционной привлекательности доминирует на высоких совещаниях все последние 25 лет с начала перестройки. То есть, по сути, четверть века все с утра до вечера обсуждают инвестиционную привлекательность, но при этом наша промышленность и реальная экономика до сих пор значительно уступает даже советской кризисной экономике периода развала СССР. Простой пример – количество занятых в станкостроении за 20 лет с момента развала СССР сократилось минимум в 15 раз. А количество самолетов, произведенных в России, только за последние 10 лет сократилось в 10 раз – с 90% до 8%. Таким образом, следовало бы задать вопрос – почему 25 лет непрерывных разговоров про инвестиционную привлекательность в итоге оборачивается структурной деградацией экономики, её падением по всем объективным показателям (если вычесть влияние цен на нефть и газ)? Почему жажда организовать инвестиционную привлекательность по факту не приводит к приходу инвестиций?
 
Не пора ли кончать с этим словоблудием ни о чём? Власти следует признать, что сам курс на эту т.н. инвестиционную привлекательность является неправильным, даже порочным. Ведь мы говорим об экономике, а не о конкурсе красоты, не о бутафории театра, не о марафете. Наша беда, что единственным приращением за эти четверть века стало то, что мы научились делать упаковку, красиво заворачивать и обёртывать в яркую привлекательную упаковку заморские продукты любого качества. Очевидно, и с инвестиционной привлекательностью власть думает в логике упаковки и обёрток, буквально, фантиков.
 
Инвесторов же интересует одно: какие серьезные выгоды произойдут от вложения ими денег. А такой прирост объективно практически нигде не просматривается. Еще более сложный вопрос – кто такие инвесторы? Неявно предполагается, что на границе с РФ стоит толпа, даже тьма тьмущая инвесторов, которые смерть как хотят отдать свои деньги, но им якобы мешает некая такая непривлекательность и административные препоны.
 
Разве самим высокопоставленным чиновникам от этого театра абсурда не смешно?
 
Вся эта дешёвая мифология очень напоминает мифологию начала перестройки, когда Михаил Сергеевич Горбачев рассказывал нам, что мешают «надолбы и завалы на пути ускорения и интенсификации народного хозяйства». Может быть, хватит повторять этот абсолютно фантазийный, уводящий нас в сторону термин «инвестиционная привлекательность»?
 
– Как Вы считаете, из каких благоприятных факторов складывается экономический имидж региона, необходимый для привлечения инвесторов? Каким образом регион должен поддерживать реализуемые инвестиционные проекты?
 
– Имидж региона складывается из того, что конкретно федеральный центр вместе с субъектом РФ сможет создать как проект. У нас на самом деле в стране дефицит не инвестиционных средств, а проектов. Мы говорим об инвестиционной привлекательности, а во что инвестировать, никто ответить не может. Проектов попросту нет. Те проекты, которые в огромном числе висят на сайтах регионов в соответствующих разделах, – это в основном из области девичьих мечтаний и к реальным инвестиционным проектам отношения не имеют.
 
Поскольку с учётом всех факторов владельцы денег видят, что никакого объективного и достоверного механизма возврата их средств нет, нет главного – самой той спроектированной новой деятельности, которая по своей внутренней природе обеспечит возврат вложенных ими кровных средств. Поэтому федеральный центр, вместо того чтобы заниматься бесконечным контролем регионов, должен совместно с регионами разрабатывать стратегические инвестиционные проекты с их ясной привязкой к муниципальным районам. На это должны быть направлены 90% всех усилий всех уровней власти.
 
Вместо этого – разговоры про инвестиционную привлекательность в течение четверти века - вдумайтесь только, целой четверти века! С революции 1917 года за четверть века, к 1942 году Россия вышла на паритет машин с сильнейшей в мире германской армией, которую обеспечивала вся Европа. А мы все четверть века с момента катастройки говорим про магию привлекательности!
 
Очень показательна ситуация с моногородами, в которых ситуация только ухудшается. Три года назад руководство страны обоснованно и правильно забило тревогу, был объявлен аврал. Но что вышло в итоге? Та убогая раздача денег нескольким городам, которая проводилась под эгидой решения проблемы моногородов, не только ничего не дала, но и обнажила не только полное отсутствие инвестиционных проектов, но и отсутствие понимания у правительства того решающего обстоятельства, что дело можно реально исправить только за счёт разработки таких проектов, дающих перспективу моногородам.
 
Вдумайтесь! Мало того, что вопросы разработки проектов (их определили как комплексные инвестиционные планы) спустили с барского федерального уровня на муниципальный – на мэров, у которых канализация и беда в целом, причём, мэров, у половины из которых города-то всего 10 – 25 тыс. человек! Но и посчитали, что те устаревшие или отказавшие профильные производства в городах, которые создавались всем СССР в системе базовых отраслей в период гипериндустриализации, – эти уникальные творения великого советского периода можно заменить написанными на коленках «планами», которые настрогают пара московских «консультантов» с десятком несчастных чиновников мэрии в моногороде. То есть мэры 20-тысячных (да и хоть 100-тысячных) городов сделают в одиночку и за пару месяцев то, что делали сталинские наркомы в период великого созидания за десяток лет!
 
В этом вся суть нынешних организаторов декларируемой «новой организации». Вместо того чтобы на смену старым советским отраслям создавать соразмерные, сомасштабные им новые отрасли либо кластеры с сопоставимыми мощностями в экономическом и технологическом плане, придумывают детсадовские фантазии, связанные с бредовой инвестиционной привлекательностью, либо с какими-то пустыми имиджевыми проектами – очень многим, к примеру, нравится туризм. Урал еле удерживает промышленность, а ему как касторку прописывают туризм или как пластырь при раке четвёртой стадии «малый бизнес»…
 
Никто на федеральном уровне, а это его ответственность и забота в 80% случаев, пока и не собирается создавать новые отрасли и кластеры. Если у вас спроектирована новая отрасль, и понятно, как она функционирует и какую приносит отдачу, то не найти денег на финансирование этого проекта со стороны федеральных и региональных властей с наличием огромного количества так называемых институтов развития, которые работают, кстати, из рук вон плохо, невозможно. Но вместо того, чтобы объединиться для разработки подлинных проектов, в которые понятно зачем вкладывать деньги, власти занимаются, на мой взгляд, абсолютно непонятными вещами. Всё это похоже на театральный шаманизм и детскую веру в магию слов и упаковок.
 
– Какие угрозы сегодня подстерегают инвесторов в регионах? Есть ли у Вас рецепты предупреждения возможных проблем сфере инвестирования?
 
– С точки зрения инвесторов угроза одна – нет проектов, поэтому даже под любые гарантии государства он боится инвестировать, потому что не знает, какая будет отдача. Ему дают черный ящик и говорят – инвестируйте сюда, будет замечательный проект. Но инвестор в массе своей не понимает, почему эти вложения принесут прибыль. Да и гарантий уже все стараются не давать, поскольку в псевдопроекты не верят не только инвесторы, но и сами губернаторы, от которых требуют наводить марафет, то есть обеспечивать эту инвестиционную привлекательность, и федералы, которые четверть века повторяют заклинания про эту самую привлекательность.
 
– Что Вы думаете о предложении министра финансов Антона Силуанова оценивать эффективность работы губернаторов по росту ВРП и на основании этого принимать решение о выделении дополнительных средств?
 
– Это, с одной стороны, неплохое предложение. Но, с другой стороны, Силуанов – представитель федерального центра, и здесь показана вся трагикомедия происходящего, потому что ВРП на 80% определяются, как я уже показал на примере тех же моногородов, действиями федерального центра. Не будет же Силуанов применять такого рода оценки по отношению не только к регионам, но и к самому правительству, которое хочет в очередной раз сбросить ответственность на регионы. На мой взгляд, это всё детская игра в песочнице, которая явно не отвечает уровню правительства РФ.
 
Источник: Регионы России, 14 января 2013 г.
 
 
« Пред.   След. »