Юрий Крупнов: У российских элит ложное представление о том, какой должна быть афганская политика

1 февраля 2013

Председатель Движения развития Юрий Крупнов прокомментировал "КМ.ру" и ИАИ "Русь" выход России из соглашения с США о сотрудничестве в борьбе с преступностью и наркоторговлей.

 

Америка десять лет контролировала все наши спецслужбы

Позволявшее это делать соглашение о сотрудничестве между нашими странами вчера было наконец-то денонсировано

«Перезагрузка» отношений между Россией и США, которую, кстати, формально никто не отменял, сделала миру очередной финт ушами: разорвано еще одно двустороннее соглашение, о существовании которого большинство честных граждан вряд ли и догадывались. Но факт есть факт: с наркотиками, наркоторговлей, терроризмом, детской порнографией и другими «прелестями» падшей цивилизации мы отныне будем бороться в одиночку.

Тут, конечно, впору призадуматься: если даже при поддержке наших заокеанских партнеров мы за столько-то лет так и не одолели ни наркоторговлю, ни коррупцию, ни терроризм, то как же будем продолжать эту ратную битву дальше?Но с Краснопресненской набережной уж донеслось: «Спокойствие!» Оказывается, помощь от Вашингтона была почти символической – всего-то несколько сот тысяч долларов в год. Стало быть, и прикинули наши власти, что обойтись без них можно – особенно сейчас, когда оппозиция только и ждет момента, чтобы компроматом пощекотать антизападные чувства честных патриотов и ловко вбить еще один гвоздь в гроб репутации Кремля.

Теперь им, как говорится, фигушки: улучили момент и на «антимагнитской» волне сбросили с себя очередные оковы. Даром что оковы-то были никудышными, какими-то совсем необязательными, откровенно необязывающими, зато лыко идеально легло в строку: Вашингтон уже выразил не то обеспокоенность, не то разочарование – в общем, проявил недовольство. Запишем же и это в наши достижения. О том, что считаными днями ранее наш МИД ровно так же «выразил сожаление» выходом США из двусторонней комиссии по гражданскому обществу, и о том, что вообще эти «выражения» есть часть сложной и изысканной дипломатической церемонии, лишний раз напоминать не будем. Примерно в таком ключе, даже ничуть не утрированном, мыслит власть. Величина последствий расторжения очередного двустороннего договора (как правило, последствия несерьезны и сводятся к страданиям от расставания с фетишем) – ничто, выхлоп пиара – все и даже больше. Умение казаться, а не быть, освоено современной элитой исключительно. В этом деле ей и подавно никакая помощь извне не нужна.

Россия же, говорят нам, успешно борется с наркоторговлей, терроризмом, распространением детской порнографии и (наверное, особенно успешно) с коррупцией, которая, подобно осьминогу, опутывает своими щупальцами все вышеназванные и неназванные пороки, замыкая их на себе. И мало того что мы сами справляемся со всем этим «добром», так и другим помогаем. Но проклятый вопрос покоя не дает: зачем нам тогда понадобилось это непонятное соглашение с США, причем подписанное даже не во времена Ельцина (в данном случае этот фокус хоты бы поддавался логичному объяснению), а в годы начала поднятия с колен уже при Путине? И коль скоро мы все же осознали всю бесполезность ассигнований из-за океана при всей моральной ответственности перед партнерами за добросовестное расходование средств, то почему лишь сейчас опомнились, и чего ждали?

Наверное, многословного и обстоятельного ответа на эти два глупых вопроса ожидать не стоит. Они слишком просты, чтобы тратить время на дипломатичные формулировки. Но раз так, то, быть может, стоит дерзновенно предполагать, что, избавившись от пут американских вливаний, наша исполнительная власть представит наконец четкий алгоритм борьбы и с наркотрафиком, и с коррупцией, и с терроризмом, и далее по списку? А то тревожно на душе: как бы в силу отсутствия внешних денег наши борцы с коррупцией не сосредоточились на внутренних...

 Денонсацию двустороннего российско-американского соглашению по содействию в борьбе с наркоторговлей, коррупцией и так далее прокомментировал известный российский государственный, политический и общественный деятель, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, публицист Юрий Крупнов:

– На самом деле выход из данного соглашения ни в коем случае не означает разрыва двустороннего сотрудничества между Россией и США в правоохранительной сфере в целом, тем более по наркотикам. Существуют по этой части и иные соглашения на уровне ведомств, которые абсолютно самодостаточны. Ведь реально соглашение, из которого мы вышли, не было определяющим и рамочным, а, по сути, задавало небескорыстную помощь со стороны Соединенных Штатов Америки, которые, по сути, контролировали наши правоохранительные органы вплоть до ФСБ, и, конечно же, это давно уже не отвечало интересам повышения суверенности России. Именно в этом ключе и стоит рассматривать и данное соглашение, и причины его денонсации.

Конечно, в определенной степени это как-то частично связано с «антимагнитским актом» США, но он скорее простимулировал наши власти наконец принять единственно верное решение. Из этого соглашения уже давно нужно было выходить. И то, что мы так долго ждали непонятно чего, можно объяснить разве что глупостью.

– Интересно и то, что США начали оказывать нам эту помощь в 2002 году, хотя куда понятнее это бы еще смотрелось в 90-е...

– Дата подписания соглашения, думаю, случайна, и искать здесь смыслы не стоит. Но вспомним, какая была тогда ситуация, на примере антинаркотической кампании. В 2002 году еще не было ФСКН России – специализированного органа по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Он был создан лишь в 2003 году и в этом году отмечает свое десятилетие. В 2002 году не было и Государственного антинаркотического комитета, в котором сегодня принимаются стратегические решения по борьбе с наркоторговлей; не было, соответственно, и Стратегии государственной антинаркотической политики, принятой в позапрошлом году. Так что расторгнутое двустороннее соглашение уже действительно морально устарело, да и охватывало оно довольно узкий спектр. Не надо на этом заморачиваться: надо укреплять реальное сотрудничество. Все международно-правовые механизмы для этого имеются.

Виктор Мартынюк

Источник: КМ.ру, 31 января 2013 г.

США продолжат убивать россиян

У разорванного соглашения между РФ и США по борьбе с наркотиками оказалось много «дублеров»

Россия и США продолжили начатый с принятием Конгрессом «списка Магнитского» обмен дипломатическими ударами. Москва вышла из соглашения с США о сотрудничестве в правоохранительной деятельности и сфере контроля за оборотом наркотиков. Это стало ассиметричным ответом на известие о принятом властями США решении выйти из группы по развитию гражданского общества, которая входила в российско-американскую президентскую комиссию. Американская сторона обосновала его тем, что «в прошлом году правительство РФ предприняло действия, направленные против гражданского общества».

Та часть российской аудитории, которая хорошо знакома с особенностями российско-американского «сотрудничества» сфере контроля за оборотом наркотиков, наверняка вздохнула с облегчением. Учитывая 40-кратный рост наркотрафика из Афганистана после оккупации этой страны коалицией НАТО во главе с США характер «сотрудничества» в данной области сложно охарактеризовать иначе как циничное унижение. В этой стране американцы отказались заниматься систематическим уничтожением посевов мака с воздуха путем распыления гербицидов по аналогии с регулярными антинаркотическими акциями, которые проводят американские спецслужбы в Колумбии. Но рынок сбыта афганского героина преимущественно находится в Евразии, и США он не грозит. А снятие российской молодежи с героиновой иглы явно не входит в планы американской администрации.

Циничность ситуации состоит в том, что представители американских властей одно время открытым текстом мотивировали свое нежелание бороться с процветающим наркобизнесом тем, что бедным афганским крестьянам, видите ли, тогда будет не на что жить и вырастет социальная база поддержки талибов. В итоге американские военные лишь эпизодически устраивают показательные акции на камеру.

Печально, что побудительным мотивом для отмены декоративных соглашений с США, как и в случае с антимагнитским сиротским законом, становится не их бесполезность или даже вред, а желание ответить на недружественную акцию в режиме «око за око». Получается, что если бы власти США не позволяли себе откровенных дипломатических демаршей против РФ, то ситуация, то «партнёры» вполне могли бы потчевать российскую молодежь афганскими опиатами, вплоть до полного вымирания.

Между тем, глава ФСКН Виктор Иванов заявил, что выход РФ из соглашения с США о сотрудничестве в сфере правоохранительной деятельности не отразится на совместной деятельности стран по борьбе с оборотом наркотиков. Денонсированное соглашение имеет многочисленных двусторонних нормативных «дублеров», которые заключались не только на уровне МВД двух стран, но и профильных ведомств. А значит, Вашингтон и дальше может рассчитывать на российский транзитный коридор, предоставленный нашими властями, не опасаясь за судьбу активно крышуемого им в Афганистане наркотического бизнеса.

Возможные последствия разрыва российско-американского соглашения о сотрудничестве в правоохранительной между РФ и США в интервью «Руси» прокомментировал председатель Движения развития Юрий Крупнов:

- Сам по себе выход Москвы из данного соглашения - это абсолютно правильное решение. Оно не только не отражает реалий в наших отношениях, но если говорить начистоту, является унизительным для России. В соответствии с этим договором США оказывали финансовую помощь не только нашему МВД, но и другим спецслужбам якобы в целях «улучшения» их работы. Я считаю, что финансирование правоохранительных органов со стороны иностранного государства это нонсенс. Обычно такое позволяют себе только неразвитые страны третьего мира, которые получают финансирование по линии USAID и прочих НКО. Очевидно, что это является инструментом влияния на их внутреннюю политику. На мой взгляд, упомянутое соглашение является унизительным для нас документом, где «великие» США помогают «неразвитой» по их мнению стране под названием Российская Федерация.

Что же касается сотрудничества между Россией и США в сфере противодействия наркобизнесу, то оно определяется целым рядом соглашений. В этом смысле денонсация упомянутого документа не является критически значимой. Более того, фактически ситуация складывается совершенно противоположным образом. Россия не только не разрывает отношения в этой антинаркотической сфере, а постоянно наращивает их. Объективно говоря, сегодня они находятся на пике развития. Что удивительно на фоне недавних обменов «дипломатическими любезностями». Так что выход из указанного соглашения совсем не означает прекращение антинаркотического сотрудничества. Другое дело, насколько эффективны усилия, которые США и НАТО прикладывают по ликвидации афганского наркопроизводства. Это совсем другой вопрос. К тому же «пик» российско-американских отношений виден лишь из той «ямы», в которой мы еще совсем недавно находились.

При этом с содержательной, а не формальной точки зрения наше сотрудничество с США следует признать абсолютно неудовлетворительным. Заявляя, что после 2014 года вся ответственность за борьбу с наркопроизводством в Афганистане будет передана местным силовым структурам, США фактически пытаются сбросить с себя обязательства в данной сфере. При том, что за время оккупации ими Афганистана производство наркотиков в этой стране увеличилось в 40 раз. Известно, что афганское наркопроизводство дает годовой доход в размере $100 млрд. В самом Афганистане остается максимум одна треть от этой суммы. Крупнейшие западные банки занимаются обслуживанием теневых операций в сфере наркопроизводства. Таким образом транснациональные финансовые дельцы по сути обеспечивают ликвидность своих активов. В т.н. «домах обмена» в Мексике было «отмыто» несколько сотен миллиардов долларов. И это официальные данные расследования. В данном случае речь идет лишь о «вершине айсберга», которая не отражает всех масштабов проблемы. По сути участниками наркомафии являются спекулятивные финансовые структуры глобальной экономики, который вынуждены в кризис закрывать свои долги ликвидными активами. Мировой наркотрафик в год оценивается в 800-900 миллиардов долларов. Это второй-третий по величине рынок мира.

Афганистан сегодня превратился в планетарный наркотический центр. Единственным реалистичным и действенным методом преодолеть эту ситуацию является форсированная индустриализация страны. Суммарный коэффициент рождаемости (количество рождений на одну женщину) здесь составляет больше шести. В РФ, для сравнения - полтора. То есть в Афганистане большое количество молодежи, которая создает семьи и хочет кушать. Если она не будет загружена позитивным трудом в системе аграрного и промышленного производства, ситуация не изменится. Параллельно необходимо осуществлять силовые акции вроде массового уничтожения посевов. Но уже очевидно, что ни оккупационные власти, ни местные на это не пойдут. У российских властей есть рычаги для того, чтобы повлиять на эту ситуацию. Через нашу страну американцы за последние пять лет перевезли более 400 тысяч военнослужащих. Не говоря о миллионах тонн военной техники и грузов. Но этот рычаг не применяется в силу ложного представления наших элит о том, какая должна быть политика России по отношению к ситуации в Афганистане. По тому, как действовали талибы до 2001 года, они были нашим союзниками, так как заинтересованы в укреплении вертикали власти в стране и наведении здесь порядка. России нужно поддерживать государствообразующие силы в Афганистане, а не подыгрывать  американской оккупации.

Василий Ваньков

Источник: Русь, 1 февраля 2013 г.

Юрий Крупнов: Афганская политика России - организация индустриализации и экономического подъёма

 

 

 
« Пред.   След. »