Обращение к Президенту России о конституционном кризисе и выборах в Костромской области

СКАЧАТЬ Письмо Юрия Крупнова Президенту России по выборам в Костромской области


Президенту Российской Федерации

В.В. Путину

Уважаемый Владимир Владимирович!

Считаю необходимым проинформировать Вас о разворачивающемся в стране политическом и конституционном кризисе прямо перед предстоящими в ближайшие три года парламентскими и президентскими выборами.

Кризис связан с абсолютным обессмысливанием во многих субъектах Федерации выборных процедур, по сути с кончиной двадцатилетней электоральной демократии в России, когда вопрос участия в выборах как населения, так и партий решается не избирателями и избирательными объединениями, как это положено по Конституции и законам, а отдельными чиновниками в своих корыстных целях. Соответственно, идти на выборы в большинстве случаев означает игру с напёрсточниками от власти, либо шахматы в сумасшедшем доме — это когда ты делаешь ход е2-е4, а тебе в ответ шахматной доской по голове.

В этом плане показательным является запланированный отказ 10 августа т.г. в регистрации на выборы в Думу Костромской области нашей Партии Дела, в которой я являюсь лидером списка, а также членом Федерального совета и председателем регионального отделения.

Уровень произвола, отказа от духа и буквы Конституции и федеральных законов — от выборных до уголовных — виден из сочувственного пояснения нам в коридоре одного из членов избирательной комиссии: «Ну, вы же сами всё понимаете...».

Что же мы должны понимать? Очевидно то, что областная власть видит в Партии Дела для себя прямую угрозу и поэтому ещё несколько месяцев назад поставила областной избирательной комиссии задание снять Партию Дела с выборов, организовав ей «мамаево побоище» с подписями. Параллельно поставлена задача и главам муниципальных образований, руководителям бюджетных учреждений и всем, зависимым от власти — а в небогатой, мягко выражаясь, Костромской области это почти все — не только не взаимодействовать с Партией Дела, но и всячески препятствовать её деятельности, — короче, «мочить».

В самом деле, чего тут не понимать? Получается, обычное дело. Так очень много людей мне и говорит, обычное, мол, дело, правды тут не найдёшь, и знакомясь с проектом данного письма, добавляют: «Стоит ли отнимать время Президента на такие пустяки?».

И это не просто симптом или сигнал. Это — диагноз.

Понимаю, Владимир Владимирович, что отвлекаю, понимаю, что письмо получилось непростительно большим по объёму, но убеждён, что должен максимально детально представить Вам эту предельно тревожную ситуацию.

Не осмыслим и не исправим этот произвол сейчас, он очень скоро выйдет боком России.

Профанация выборов в стране, легитимность власти в которой определяется именно выборами, пренебрежение законом в государстве, которое четверть века заявляет себя именно как правовое с неизбежностью ведёт к эрозии и подрыву основ конституционного строя и России.

Как видно из правовой позиции Конституционного суда РФ, выраженной в абзаце четвёртом п. 2.1 его Постановления от 22.04.2013 г. № 8-П и общеобязательной для всех в силу статьи 6 федерального конституционного закона № 1-ФКЗ, «лежащий в основе взаимоотношений личности и публичной власти конституционный принцип взаимного доверия требует обеспечения государством уверенности граждан в том, что выборы как одна из высших форм непосредственного выражения народом своей власти достигают цели».

И если дать устояться этой, возникшей на региональных выборах кризисной ситуации, пока ещё, к счастью, не готовой восприниматься большинством правоприменителей за норму,— ни о каком доверии граждан к институту выборов в ближайшем будущем говорить не придётся. Их тотальное разуверение в значимости, эффективности и, в конечном счёте, в необходимости выборов с неизбежностью приведёт к так называемому «абсентеизму» — повсеместному игнорированию выборов в стране, что способно в итоге породить, как минимум, массовую неявку. Последняя, в свою очередь, поставит под сомнение легитимность избранников.

Итак, как сейчас всё устроено?

Областная власть в целях самосохранения использует избирком как инструмент для снятия с выборов неугодных. Избирком, в свою очередь, произвольно трактует весь корпус нормативно-правовой базы, причём, ссылаясь, прежде всего, на тут же принимаемые собственные постановления и местный избирательный кодекс, и добивается в результате выбраковывания у независимых от обладминистрации партий большего, чем положено, количества подписей как недостоверных и недействительных.

Так, в отношении нашей Партии Дела, чтобы снять её с выборов, было использовано три стандартных приёма: во-первых, решение о 100-процентной проверке наших подписей по ведомственным базам ФМС, во-вторых, привлечение почерковеда-графолога, зависимого от региональных властей, и в-третьих, безоговорочное принятие помарок и личностных особенностей почерка в подписных листах за неоговоренные исправления.

Путём организации подобного искусственного «идеального шторма» облизбирком блестяще выполнил поставленную перед ним задачу — насчитал нам 471 недостоверных и недействительных подписей при лимите в 273 из 3009 сданных мною. 256 — по несоответствию базам ФМС, 23 — по выводам графолога, более 100 — по помаркам.

В качестве главной дубины против Партии Дела был использован федеральный орган исполнительной власти — ФМС России.

По организованному за день до сдачи нами подписей заявлению неизвестного нам гражданина о том, что Партия Дела якобы силой заставляла его собирать за неё подписи, ОИК срочно принимает озабоченное решение о 100-процентной проверке наших подписей в ФМС. В итоге крайне своевременного сигнала гражданина нас, и партию, и подписавшихся за неё, разом лишают 256 подписей. Если бы этой проверки не было, то даже со всеми другими произвольными решениями ОИК у Партии Дела осталось бы всего 215 забракованных подписей, и Партию Дела пришлось бы зарегистрировать.

Мошенническая схема налицо.

Во-первых, ведомственные базы ФМС не могут выступать документом, который имеет какие-либо преимущества перед паспортом человека. Наоборот, паспорт в соответствии с Указом Президента России от 13 марта 1997 года № 232 является основным документом, удостоверяющим личность гражданина РФ.

Более того, и Конституционный суд РФ в Определении от 03.07.2014 г. № 1483-О и даже ЦИК России согласно письму его Председателя от 17.07.2015 г. № 05-015/3178 — указывали, что адрес места жительства лица, оставившего подпись в поддержку кандидата должен приводиться в подписных листах в том виде, как он отражён в официальных документах, удостоверяющих наличие у гражданина регистрации по месту жительства, а именно в паспорте гражданина России или свидетельстве о регистрации по месту жительства. То есть адрес в подписной лист должен быть перенесён из паспорта, его требуется указывать, как изложено в паспорте. Если есть расхождение с изложением адреса в базе данных УФМС — отметив это расхождение с целью улучшить в последующем точность базы, приоритет надо отдавать, несомненно, паспорту, где только и отмечают факт регистрации гражданина.

При этом если гражданин, оставивший подпись, не имеет другого паспорта и представил тот, который у него есть в наличии, то отказ в принятии его подписи по причине расхождения данных паспорта с данными ФМС России означает нарушение прав самого главного участника выборов — избирателя, т.к. это ограничивает его в использовании единственного у него имеющегося документа, подтверждающего его личность (Определение Верховного суда РФ от 19.02.2009 г. № 86-Г09-4). То есть в нём не признают личности, гражданина — «человека забыли».

Впрочем, виноват. Когда я выше сослался на Указ Президента, то забыл воспроизвести точное название указа, а там было специально оговорено, что российский паспорт имеет столь высокий статус не везде на планете Земля, а только «на территории Российской Федерации». Вполне возможно, что власти Костромской области потихоньку уже объявили у себя какую-нибудь Костромскую республику, а потому и не считают её территорией РФ? Но если пока ещё официально не объявили, то их произвол налицо.

И когда избирком выявляет несоответствия «живых» паспортных данных гражданина и баз ФМС, то он с таким же успехом мог бы проверять достоверность подписей на сличении их с результатами очередного розыгрыша «Спортлото». Правда, надо оговориться, что в «Спортлото» вероятность случайной ошибки гораздо ниже, чем у бедных девушек и прапорщиков ФМС, когда-то набивавших эти базы.

И это даже если бы в этих базах не было поразительно большого количества грубых ошибок и несостыковок (например, в базах «Манорьевский район» вместо «Макарьевский», причём, не один раз, а в 24 случаях, «Питьяна» вместо «Татьяна», «Шанна» вместо «Жанна» и т.п.), даже если бы эти базы были самыми идеальными.

Однако эти базы не только снимают нашу Партию Дела с выборов, но, главное, отказывают людям, гражданам РФ, предоставившим нам свои подписи, в их конституционном праве «реализовать своё избирательное право». Отказывают гражданам РФ, то есть тем, кто по Конституции РФ составляют народ и являются единственным источником власти в стране.

Точно так же подписавшимся за нас гражданам РФ отказывают по причине заключения специалиста-графолога из ещё одного федерального ведомства — МВД России. Таких неподлинных якобы подписей у нас насчитали 23.

Насчитали и засчитали против нас.

Хотя Партия Дела, предусмотрев наличие подобной проверки, обратилась к ещё более титулованному официальному графологу, но действительно независимому, который загодя проверил каждую из 3009 представляемых нами в ОИК подписей и дал своё официальное заключение об отсутствии в отобранных подписях неподлинных. Разумеется, предъявленные нами результаты проведённой нами встречной почерковедческо-графологической проверки неприятно поразили и встревожили ОИК, но были ими тут же отвергнуты. В самом деле, зачем им объективная истина, когда им нужно «завалить» Партию Дела, когда все силы направлены не на то, чтобы реализовать конституционное право граждан РФ и избирательных объединений, а против независимой от местных властей партии?

Наконец, третьим, предельно примитивным, но зато убойным приёмом лишения граждан их конституционного права через подпись делать свой выбор стало специальное спутывание и отождествление помарок и исправлений. Таких ложных исправлений и, соответственно, якобы недостоверных подписей у нас нафабриковали более 100.

Вот я сижу на рабочей группе, и мне глаза в глаза говорят, что моя подпись внизу под подписными листами является недостоверной, поскольку в цифре 5 2015 года у пятёрки наблюдается утолщение.

Я говорю им: «Коллеги, дорогие мои, зачем мне нужно было подделывать свою подпись через неправильное написание цифры 5? Коллеги, у кого во Вселенной могут быть сомнения, что это пятёрка и что год, в котором я делал эту запись, и в котором вы её зачем-то усомневаете, — не 2015-й? Неужели, коллеги, вам тут чудится 2014 или 2016, или может, 2013 год? Коллеги, ведь это же максимум помарка, которая по российскому законодательству как, впрочем, и везде в мире не является исправлением и никак и никогда не может считаться исправлением, поскольку сделана не специально и нисколько не препятствует однозначному толкованию сведений!..». А мне отвечают: «Нет, это однозначно исправление, а рядом вашей подписи, подтверждающей данное исправление, нет. Таким образом, Юрий Васильевич, перед нами неоговоренное исправление, лист выбраковывается, 2 подписи признаются недостоверными».

Но ведь это попросту абсурд, который очевиден из Постановления ЦИК России от 13.06.2012 N 128/986-6 «О Методических рекомендациях по приему и проверке подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения (самовыдвижения) кандидатов на выборах, проводимых в субъектах Российской Федерации», где ясно и однозначно указывается: «7. Не могут считаться исправлениями помарки, не препятствующие однозначному толкованию сведений. Также согласно пункту 5 статьи 38 Федерального закона [основного „избирательного“ ФЗ-67] не могут служить основанием для признания подписи недействительной имеющиеся в сведениях об избирателе сокращения слов и дат, не препятствующие однозначному восприятию этих сведений».

Логика закона и ЦИК здесь ясна и точна.

Ведь помарка, в отличие от исправления, не является результатом умышленного целенаправленного действия с целью изменения содержания и обмана. Ну, чуть сбился человек, задумался и т.п. — и что? Большинство избирателей у нас отнюдь не подросткового возраста, есть люди, которым за 70 и они не пишут как каллиграфы Его Величества. Кстати, и у молодых известные трудности с почерком, поскольку сидят в интернете и пишут уже преимущественно через клавиатуру смартфона. Ну, и что? Это он, конкретный гражданин РФ, единственный источник власти в стране, писал тут свои собственные данные паспорта и обстоятельства заполнения. Всякое при этом бывает. Главное, чтобы ни у кого никогда не возникло неоднозначное восприятие и толкование.

То есть только у нездоровых или работающих на заказ людей может возникнуть неоднозначное толкование кристально правильной подписи с датой Крупнова внизу подписного листа в цифре 5 в тексте «2015», когда на дворе август 2015 года.

Исправление же, как написано в любом российском или зарубежном учебнике «Криминалистики» — это «частичные изменения в документах путем переделки одних знаков в другие».

В российской юридическо-правовой практике нет ни одного случая, когда бы помарка признавалась за исправление, то есть, напомню, за специальную переделку текста, влекущую за собой изменение содержания сообщения, трансформацию смысла и, соответственно, препятствующее однозначному восприятию и толкованию текста!

Согласно Определению Конституционного суда РФ № 1087-О-О от 06.07.2010 г. подписные листы должны рассматриваться избирательным документом, позволяющим выявлять уровень поддержки кандидата избирателями, а не степень его чистописания, понятность почерка и т.п., а избирательная комиссия должна обеспечить качественную проверку подписных листов по существу, а не формально-бюрократически.

Но Костромскому ОИК всё это не указ. К сожалению, как и втянутым костромскими властями в это гнусное занятие экспертам федерального органа исполнительной власти — МВД России. На моих глазах почерковед МВД со сладострастной улыбкой блестяще исполняющего заказ киллера, выйдя за пределы своих служебных полномочий, подсказывал членам рабочей группы избиркома наличие малейших помарок и технических ошибок, которые затем переводились избиркомом в признание подписей недостоверными.

Показателен и следующий чудесный факт: эксперт от МВД не пожалел 2,5 часа (два с половиной часа!) для изучения 14 (прописью: четырнадцати!) подписей кандидата в депутаты горсовета Шарьи Светланы Шурыгиной, директора лучшего в Шарье детсада «Рябинка», которую в городе знают буквально все от мала до велика. И нашёл-таки целых 5 якобы сомнительных подписей и, соответственно, недействительных. И правильно всё сделал эксперт из федерального органа исполнительной власти, ведь Светлана Эдуардовна Шурыгина была и в депутаты и в мэры Шарьи выдвинута Партией Дела, от которой в Костромской области «никто не должен никуда пройти».

Я не случайно так подробно остановился на сформированной практике костромского облизбиркома представлять помарки и специфику почерка у «неправильной» Партии Дела как исправления. Это не просто постыдные поступки отдельных членов рабочих групп и избиркомов, но прежде всего, грубейшее нарушение и прямой удар по базовым ценностям государства и права, откровенное и циничное противодействие основам конституционного строя РФ. Более того, в соответствии с Конституцией, подобные деяния, без преувеличения, являются присвоением и захватом власти (п.4 Ст.3) и должны преследоваться по федеральному закону — уголовному, к слову сказать.

Люди, которых буквально посылают на три (ОИК, ФМС, МВД), буквы оказываются обворованы и обобраны. У них крадут их «доли» в суверенитете страны, ведь их ни за что старшие лейтенанты, председатели, зампредседатели и члены ОИК лишили возможности реализовать своё не только избирательное право, но и через свою собственную подпись выступать конституционным источником власти.

Таких людей из 471, чьи подписи признаны недостоверными и недействительными, как минимум 428.

В итоге подрыватели основ конституционного строя и жизнерадостные потенциальные уголовники получат в награду от благодарных областных властей свои очередные блага (квартиры, поощрения, премии, должности и т.п.), Партия Дела — устранения с конкурентного политического поля и невозможность реализации своей программы, а граждане РФ — отказ им в реализации самых важных их конституционных прав.

Неужели федеральный центр и дальше будет не замечать вызывающее скандальное поведение костромских властей, с упоением посылающих подальше граждан России и Конституцию РФ и создающих на территории якобы своей области свои особые правила, подрывая основы конституционного строя и разрушая единое конституционное и общеправовое пространство России?

А в результате будет и дальше продолжаться тотальная деиндустриализация и общая деградация Костромской области, где масштабы той же так называемой оптимизации с закрытием родильных отделений, школ, больниц, отделений того же Сбербанка и т.п. без преувеличения уже являются масштабами социальной и гуманитарной катастрофы?

Кстати, очевиден социологическо-политический смысл беззакония и произвола костромских властей.

Обанкротившиеся — в прямом и переносном смысле — власти Костромской области, не дающие области развиваться, оставляющие область с доходяжным производством и умирающим сельским хозяйством — с особым сладострастием долбят именно Партию Дела — партию промышленников и аграриев, партию новой индустриализации и подъёма села.

Это суть процесса. Главное. Диктатура серости и разрухи, оголтелой оптимизации всего и вся — против тех, кто созидает и преображает, кто делает развитие, кто стоит за машиностроение, промышленность и село.

И именно для достижения этой социально-политической цели региональные власти и нарушают законы всех уровней и типов, производя то единственное, что они способны производить — выраженный конституционный, федерально-правовой и политический кризис в России.

На этом фоне не могут не поражать бравурные отчёты прикормленных костромских СМИ о замечательных 8 партиях, которые через полчаса после Партии Дела были разом, чохом зарегистрированы в связи с их якобы почти идеальными подписями.

Чтобы передать сам аромат демократии местного разлива, считаю важным процитировать далее фрагменты восторженного репортажа губернаторского телеканала про «правильные» партии:

— Николай Красильников, уполномоченный представитель российской экологической партии «Зеленые»: Никаких препятствий ни со стороны областной администрации, ни районных администраций не было...«.

3005 голосов представила партия „Зеленых“. 53 были признаны недействительными. У большинства результаты сходные. Есть, впрочем, и те, кто может похвастаться и собственным рекордом. У „Городов России“, к примеру, из 3009 подписей избирком забраковал лишь 8.

Георгий Тащиев, председатель регионального отделения партии „Города России“: Команда наша небольшая, работали тщательно, упорно, благодаря тому, что проведено избирательной комиссией Костромской области такое количество семинаров, что там только несведущий не сможет разобраться, что, как, зачем и почему. Поэтому сделали все, как положено. Я только за честные выборы, надеюсь, что они такими и будут».

Олег Промптов, председатель совета регионального отделения партии «Родина»: «... Я убежден, что избирательное законодательство Костромской области позволяет тем партиям, которые хотят и могут, подписи собрать».

Вот он — месседж демократии по-костромски: есть партии, «которые хотят и могут», а есть другие, как Партия Дела, «неправильные», которые не захотели и не смогли.

Вот захотела никому не известная в Костромской области и выше партия «Города России» — и смогла собрать идеальные подписи, поставить, как гордо определила восторженная журналистка, рекорд.

Правда, их сборщиков никто в области не видел, единственный их в области представитель путается в показаниях на вопросы о том, где и когда они собирали такие идеальные подписи, а штаб-квартиру их партии, по утверждению самого г-на Ташиева, в Москве сейчас не найти, поскольку их центральный офис, цитирую, «в настоящее время находится за границей».

Ну, и что? Важен результат. А он следующий: облизбирком у «неправильной» Партии Дела, собравших более 7 тыс. подписей и отобравших из них с помощью юристов и графологов 3009 признал недостоверными и недействительными 471 подпись. А у «правильной» партии «Города России» из тех же 3009 подписей — всего 8!

А почему бы федеральной власти взять и поинтересоваться разок, что же на самом деле хранится в архиве одного костромского облизбиркома? А что если подписи части зарегистрированных партий попросту липовые?

Владимир Владимирович, не стоит ли во имя чистоты электоральных процессов и пресечения конституционного кризиса в стране попросить Следственный Комитет России один раз взять и узнать, что там на самом деле, в этих подписях? Провести выемку и независимую одновременную проверку фактического состояния подписных листов всех без исключения избирательных объединений с целью выявления фактического состояния подписей и степени их соответствия заключениям ОИК Костромской области?

Не может не восхищать и наличие у «Городов России» штаб-квартиры за границей. Уж не в Украине ли? Нет ли в допущении данной почти иностранной партии на выборы руки Госдепа?

Я нисколько не шучу. Я как никогда серьёзен.

Вот ведь что получается. Партию Дела обладминистрация через заказные карикатуры, слухи и листовки без зазрения совести обвиняет в связях с Госдепом. (Кстати, в скобках, этот чёрный пиар от костромских властей так и останется безнаказанным со стороны федеральных правоохранительных органов?).

Однако не у Партии Дела, а у рекордсмена по идеальным подписям партии «Города России», оказывается, иностранная штаб-квартира. А партия «Единая Россия» в Костромской области, ради которой без проблем регистрируют спойлеров и не регистрируют реальных конкурентов, через своё стремление убрать Партию Дела делает конституционное и правовое пространство России, вопреки своему названию, неединым, по сути создаёт некую независимую от Москвы Костромскую республику.

Всё это в совокупности позволяет сделать вывод, что тут и вправду пахнет серой и Госдепом. Не просто серыми областными чинушами, оказавшимися неспособными даже праймериз «Единой России» по-человечески провести, а прямо Госдепом.

Впрочем, чему тут удивляться. Ведь начальником Управления по вопросам внутренней политики Костромской области, отвечающим за выборы, является учредитель официально признанного Минюстом России иностранного агента.

Ерин Максим Александрович — легендарная фигура. Без какого либо преувеличения.

Единственный среди госслужащих России учредитель организации, признанной Минюстом России иностранным агентом, то есть в чистом виде «агент Госдепа». На это обращаю внимание не я, а Генеральный прокурор Юрий Чайка, который, докладывая в 2013 году в Совете Федерации о результатах проверок некоммерческих организаций по закону об «иностранных агентах», заявил: «Как показала проверка, прокурорами установлены отдельные факты вовлечения в деятельность НКО, по сути выполняющих функции иностранных агентов, высокопоставленных государственных служащих, представителей политических партий, а также государственных учреждений. Так, согласно выписке из единого государственного реестра юридических лиц единственным учредителем Фонда „Костромской центр поддержки общественных инициатив“, а это одна из выявленных НКО, выполняющих функции иностранного агента, является начальник Управления по вопросам внутренней политики администрации Костромской области Ерин М.А.».

Где Ерин — там одни рекорды! И не только подобные партии «Города России», собравшей идеальные не существующие в природе подписи.

В 2009-2010 годах Максим Александрович руководил в Костромской области проектом американского Национального фонда в поддержку демократии (National Endowment for Democracy), деятельность которого в 2015 года Генпрокуратура России признала нежелательной. Данный фонд стал первой организацией, признанной нежелательной на территории Российской Федерации.

А когда в 2013 году за нарушение закона «об иностранных агентах» суд оштрафовал НКО, учрежденное Максимом Ериным, напоминаю, на тот момент уже начальника Управления по вопросам внутренней политики Костромской области, то Госдеп США заявил протест, а затем дал задание руководителю американской делегации в ОБСЕ Гэри Роббинсу обвинить российские власти на заседании ОБСЕ в Вене в том, что «шаги, предпринятые против НКО в Костроме, представляются косвенной, но очевидной попыткой помешать аккредитованным дипломатам выполнять свои служебные обязанности».

Послужной список г-на Ерина впечатляет.

Здесь вам и активист движения «Либеральная Россия», возглавляемого Борисом Березовским (2001 — 2004 гг.), и PR-менеджер организации «Открытая Россия» под руководством Михаила Ходорковского (2004 — 2005 гг.), и координатор в 2004 — 2010 гг. Костромского партнерства Ассоциации «ГОЛОС», которая стала первой организацией в РФ, официально признанной исполняющей функции иностранного агента, поскольку финансировалась Госдепартаментом США, в 2005 г. — делегат Учредительного съезда движения «Российский народно-демократический союз» (руководитель — Михаил Касьянов), и в 2005 — 2010 гг. — член совета регионального отделения движения «Объединенный гражданский фронт» под руководством Гарри Каспарова, и в 2009 г. окончил Московскую школу политических исследований, которая также официально признана исполняющей функции иностранного агента.

Феерический герой. Агент Госдепа на службе Кремля.

Невозможно упрекнуть Максима Александровича Ерина в плохом знании Госдепа и иностранных агентов, что, очевидно, и помогло ему сразу разглядеть во мне и Партии Дела «агента Госдепа», а далее организовать теневое распространение этой информации в виде анонимных карикатур, вбросов в соцсети, целенаправленно распространяемых слухов.

Показательно, что в самом разгаре семичасового заседания Рабочей группы облизбиркома члену Рабочей Группы ОИК и официальному помощнику председателя облизбиркома Татьяне Борисовне Яновской на мобильный телефон поступил вызов с обозначением на экране «Максим Ерин».

В ответ на замечание другого члена избирательной комиссии, мол, не тот ли это Ерин, который возглавляет УВП администрации Костромской области, г-жа Яновская замялась, но тут же ответила с вызовом: «Нет, это другой Ерин, это, может, мой любовник...».

Возможно, Яновской звонил не тот Ерин, который иностранный агент и который вместе со своим начальником замгубернатора Соколовым давит в области независимую политическую жизнь — так, в частности, везде звонит, что, мол, к вам едет «страшный Крупнов» от «страшной Партии Дела» — «партии бандитов, олигархов и Госдепа».

Однако в связи с важностью проблемы, вероятно, было бы целесообразно просить ФСБ России и супруга установить факт наличия либо отсутствия у гражданки Яновской любовника по фамилии Ерин.

В любом случае, иностранный агент во главе всей внутренней политики Костромской области, отдающий указания облизбиркому, — это, конечно, сильно. Эта штука, как говорил классик, сильнее «Фауста» Гёте.

Поразительны слова зампредкомиссии Ольги Николаевны Шилик после того, как я предельно корректно и неэмоционально на итоговом заседании ОИК представил позицию Партии Дела и сказал в конце, что все члены облизбиркома лично мне симпатичны, но мне их очень жаль. Она с укором заявила: «Надо уметь достойно проигрывать!».

Здесь поражает даже не эта пафосная и какая-то по-детски наивная бессовестность, а то, что отказ гражданам Российской Федерации в реализации их конституционных прав и возможности выбирать из достойных альтернатив ОИК представляет как свой выигрыш!

Однако это и есть смерть электоральной демократии, пока что в отдельно взятой области, когда формально выбор остаётся, но не остаётся что и из кого выбирать по известному принципу «Выбор есть, а выбирать нечего».

Вывод: если не остановим, Владимир Владимирович, эту серость и цинизм, этот антиконституционный произвол и правовой беспредел, то дальше они всю страну поедят и угробят Россию.

Именно такая диктатура серости позднесоветского периода развалила СССР. Именно такая диктатура серости и есть сегодня наш майдан местного разлива.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Понимаю, что текст более чем объёмный для письма Президенту, но уверен, Вы поймёте, что все указанные мною детали костромской демократии необходимо было столь подробно описать.

Партия Дела, в отличие от иностранных агентов от Госдепа, исходит из Вашей установки в отношении к новым партиям, которую Вы сформулировали в Кремле в Послании Федеральному Собранию от 12 декабря 2013 года: «Мы все заинтересованы в том, чтобы через механизмы выборов во власть приходили подготовленные, целеустремлённые, профессиональные люди, готовые ответственно исполнять свои обязанности. Потому будем и дальше работать над развитием политической конкуренции, совершенствовать политические институты, создавать условия для их открытости и эффективности. ... Считаю важным, что всерьёз заявили о себе многие новые партии».

Партия Дела, Владимир Владимирович, и есть как раз такая новая партия.

Но как новая Партия Дела может составить конкуренцию «политическим старожилам», если обладминистрация с ОИК живут в Костроме не по российским законам, а по своим?

Что дальше?

Партия Дела в соответствии с законодательством подаёт жалобу в ЦИК, а также заявления в Следственный Комитет и Генпрокуратуру России.

Вместе с тем считаю, что в создавшейся ситуации политического и конституционного кризиса в Костромской области необходимо осуществить систему мер по оперативному исправлению ситуации на федеральном уровне, а именно:

Первое. Отменить текущие выборы в областную Думу Костромской области в связи с их антиконституционным, незаконным и непрозрачным характером с элементами уголовных преступлений.

Второе. Следственному Комитету Российской Федерации в целях пресечения антиконституционного захвата власти провести выемку и независимую одновременную проверку подписных листов всех без исключения избирательных объединений с целью выявления фактического состояния подписных листов и степени их соответствия заключениям ОИК Костромской области, выявления всех нарушений конституционного, избирательного и уголовного права Российской Федерации с последующим публикацией отчета о проведенной проверке.

Третье. Последовательно реализовать в законодательстве Российской Федерации базовые установки Президента России и первого заместителя главы Администрации Президента В.В. Володина о необходимости политической конкуренции на выборах, ввести новые дополнительные нормы об ответственности за давление на партии и выборы, уравнивания прав парламентских и т.н. непарламентских партий вплоть до отмены ряда унизительных процедур проверки подписей граждан Российской Федерации.

Четвёртое. Отправить в отставку чиновников, виновных в указанных выше нарушениях Конституции и законов Российской Федерации.

Владимир Владимирович!

Несколько высокопоставленных федеральных чиновников, с которыми я пытался обсудить создавшуюся ситуацию, в один голос принялись увещевать меня: не надо даже и жалобу в ЦИК подавать, всё одно тут ничего не изменишь. Ещё страшнее, что большое количество друзей и сторонников пишут мне, что, сочувствуют, но понимают, что плетью обуха не перешибёшь, что против лома облизбиркома и обладминистрации нет приёма и т.п.

Я же обращаюсь к Вам лично и верю, что вместе мы все, избиратели, нефиктивные избирательные объединения и Вы, Президент России, не только сможем эту порочную ситуацию исправить, но и на примере искоренения костромского местечкового права создать прецедент, чтобы другим не было повадно.

С уважением, надеждой и верой в государство российское

Ю. Крупнов, председатель регионального отделения Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА» в Костромской области, выдвинутый кандидатом в депутаты Костромской областной Думы шестого созыва от Партии Дела

13 августа 2015 года

СКАЧАТЬ Письмо Юрия Крупнова Президенту России по выборам в Костромской области

 
« Пред.   След. »