Открытое обращение к Президенту

Открытое обращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину

от председателя Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития

Ю.В. Крупнова

Президенту

Российской Федерации

 В.В. Путину

О государственной демографической политике
и стратегии поддержки многодетных семей в Российской Федерации
 
Уважаемый Владимир Владимирович!
 
В своём предыдущем письме к Вам от 9 мая т.г. я представил разработанный нашим Институтом демографии, миграции и регионального развития проект Концепции федерального закона «О статусе многодетных семей в Российской Федерации».
 
Краткая информация о данном проекте буквально «взорвала» Интернет и СМИ, продемонстрировав чрезвычайную значимость для нашей страны демографической проблемы.
 
В этом письме я хотел бы обратить Ваше внимание на принципиальную и крайне негативную по последствиям ошибку Правительства Российской Федерации в сфере демографической политики.
 
Речь идёт о том, что вместо стимулирования в России многодетности, прежде всего, рождения третьего и четвёртого ребёнка в семье, Правительство, наоборот, предлагает сделать акцент на стимулировании рождения первого ребёнка. Это означает, что Правительство по факту предлагает стимулировать не многодетность, а малодетность и даже бездетность, предлагает именно малодетность, которая и без того уже «правит бал» в стране, сделать сутью государственной демографической политики.
 
Так, отвечая 19 апреля т.г. в Государственной Думе на вопрос «Какие меры Правительство Российской Федерации намерено принять для исправления сложившейся демографической ситуации?» Председатель Правительства Д.А. Медведев заявил буквально следующее: «Нам нужно подумать … о стимулировании – и это очень важно – рождения не только вторых и третьих детей (потому что это мы плюс-минус научились делать), но и о стимулировании рождения первенцев, и вот это действительно ключевая задача».
 
То же самое Дмитрий Анатольевич повторил через месяц, 19 мая, в Санкт-Петербурге на встрече с работниками Невского завода: «Но сейчас задача, если говорить о демографии, – стимулировать даже не второе, а первое рождение. Когда мы программу материнского капитала принимали, основная задача была – стимулировать женщин рожать вторых детей. Считалось, что первого заводят потому, что семья возникла, а второй – это гораздо более сложная история. И она была направлена именно на второе рождение. А сейчас из-за демографической ямы, в которую мы попали – сейчас, к сожалению, сложный демографический период, связанный с тем, что в детородный возраст вступило поколение 1990-х годов, а там как раз был провал из-за известных социальных проблем в стране, – нужно стимулировать именно первое рождение. Мы сейчас думаем, как это делать. Государственная программа на эту тему будет разработана…».
 
Отставим в стороне смелое, скажем так, заявление Председателя Правительства о том, что оно, Правительство, мол, научилось стимулировать рождение вторых и третьих детей.
 
Главное, что Правительство, ссылаясь на демографическую яму, уже готовит госпрограмму по стимулированию рождения первого ребёнка, что по факту будет перераспределять ресурсы не от бездетных к однодетным семьям, а от многодетных семей – к однодетным.
 
Подобная государственная политика в пользу малодетности недопустима.
 
Наоборот, неумолимая статистика однозначно свидетельствует, что даже только для того, чтобы не допустить снижения численности населения Российской Федерации, в ближайшие 20 лет требуется увеличить количество многодетных семей до половины от всех семей. Только в таком колоссальном и почти фантастическом по сегодняшней ситуации увеличении количества многодетных семей – в семь раз! - лежит возможность избежать и предотвратить демографическую катастрофу в стране. Только многодетные семьи в состоянии дать необходимое стране для счастья, экономики и армии количество рождений.
 
Если мы как страна не сделаем ставку на многодетность, не предпримем соответствующих нестандартных и решительных мер, то к концу столетия в России останется не более половины населения. И это на самой большой в мире по площади стране, составляющей 1/7 часть всей мировой суши!
 
Заявления Председателя Правительства особенно удивляют в свете того, что принцип стимулирования многодетности, а не малодетности, был уже провозглашён Вами, уважаемый Владимир Владимирович, в Послании Федеральному Собранию в 2012 году, где Вы поставили задачу сделать в стране нормой трёхдетную семью: «Демографы утверждают, что выбор в пользу второго ребёнка – это уже потенциальный выбор в пользу третьего. Важно, чтобы семья сделала такой шаг.
 
И, несмотря на сомнения некоторых экспертов – а я отношусь к ним с уважением, – я всё‑таки убеждён, что нормой в России всё‑таки должна стать семья с тремя детьми». И вот, через пять лет поставленная Вами абсолютно верная доктринальная задача для Правительства уже оказывается либо выполненной, либо неактуальной. Но это как минимум несерьёзно и свидетельствует о неблагополучной ситуации в сфере разработки и реализации государственной демографической политики.
 
При этом для практического решения поставленной Вами задачи сделать в стране нормой трёхдетную семью необходимо приоритетно стимулировать рождение даже не третьего, а четвёртого ребёнка в семье.
 
Разумеется, речь не идёт о каком-либо принудительном требовании к семьям иметь четырёх детей и т.п. - но лишь о том, что каждая семья в России с рождением четвёртого ребёнка должна автоматически становиться национальным героем и национальным достоянием, достоянием России.
 
В самом деле, в Греции или Италии каждое оливковое дерево на счету, имеет свой инвентарный номер и защиту государства, а те, кто отваживается рожать четвёртого ребёнка должны автоматически становиться «на учёт» демографическими героями России (к слову, не ввести ли соответствующее звание и медаль?).
 
Не первенец, а четвёртый ребёнок, который, задавая горизонт планирования и будет «обеспечивать» трёхдетные семьи как норму, – вот что должно стать сутью госполитики.
 
В противном случае, стимулируя не многодетность, а первенца, правительство гарантированно будет культивировать малодетность и даже бездетность, подкладывая под и без того глубоко деформированную российскую демографию ядерный фугас.
 
И завтра при таком планировании можно будет уже ничего не стимулировать, рождение детей после госпрограммы стимулирования первого ребёнка вообще станет редкостью, если не чудом.
 
Это определяется самим механизмом социально-культурного регулирования, когда массовым и «нормальным» становится тот стиль жизни и поведения, который чуть отстаёт от лидерского, передового, геройского.
 
Так работает социальная мода и моделирование. Чтобы стимулировать какой-либо социальный феномен, необходимо задавать опережающую социальную модель в качестве образца, высших ценностей, которые далее будут «просачиваться» в массовые социальные слои. Скажем, в индустрии моды, чтобы продвигать массовую одежду, используются элитные модельные агентства и кутюрье.
 
Впереди всегда идут герои, а за ними – «обычные» люди, становящиеся в этом случае почти такими же героями. Это азбука социального управления.
 
То есть в демографии механизм социальной моды должен работать, грубо, примерно так: «Ну, четвёртого престижного мы пока не потянем, но вот уж третьего точно хотим, а там посмотрим».
 
И, наоборот, если мы принимаем решение стимулировать первого ребёнка, то по факту закладываем признание бездетности как нормы жизни.
 
Особенно странным кажется появление такой идеи как раз в ситуации тотального обвала рождаемости за первый квартал текущего года почти на 10 % во всех субъектах Российской Федерации, кроме Чукотского автономного округа, где количество новорожденных по сравнению с первым кварталом предыдущего года увеличилось аж на 6 человек.
 
Впереди у страны очередная и даже более глубокая чем в 1990-е годы демографическая яма. И мы в эту яму уже покатились, дно предстоит нащупать во второй половине 2020-х годов.
 
В этой ситуации унылый псевдореализм ставки на первенца окончательно разладит и сломает механизм демографического воспроизводства народов России.
 
Вероятно, госпрограмму по первенцам навязывает Минтруд России, в недрах которого постоянно вызревают демографические инициативы, упорно не связанные с многодетностью.
 
Что, впрочем, неудивительно, поскольку высший российский чиновник по демографии заместитель директора Департамента демографической политики и социальной защиты Минтруда России Елена Викторовна Страхова убеждена, что главной проблемой нашей демографии является не рождаемость, а смертность, и ею, смертностью, и надо заниматься, в первую очередь, не многодетными, а одно- и двухдетными, поскольку них есть спрос.
 
Вот цитата из её выступления в ответ на мои предложения о необходимости кардинального повышения статуса многодетных семей в ходе того круглого стола в Общественной Палате 23 декабря 2013 года на тему «Демографическая безопасность: многодетные семьи как новая элита России»: «Рождаемость, безусловно, вещь важная. Мы должны поддерживать наше население, чтобы они реализовали своё желание иметь детей. После 2007 года у нас успехи в рождаемости. Но у нас остаётся главная проблема - это смертность... Что касается 2-3-детной семьи. Мы неоднократно заказывали опросы населения, опрашивали молодых до 30-ти лет. Население наше ориентировано в основном - на 2-хдетную семью, опросы показывают, что они хотят иметь 1,9 ребёнка... Поэтому изменить ситуацию в плане репродуктивных установок нельзя в принципе, нельзя пытаться вернуться в XIX век… Считаю, что задача нашего государства, не умоляя многодетную семью, дать населению реализовать свои репродуктивные установки...».
 
Поражает то, что эта позиция в пользу 1,9 ребёнка заявлена Еленой Викторовной через год после заявления Вами доктрины о трёхдетной семье как национальной норме.
 
Также вызывает недоумение и какая-то предельно рыночно-коммерческая логика главного ответственного за демографию чиновника по типу «клиент всегда прав». Клиент заявляет, что хочет рожать мало детей – значит, государство обязано именно в этом ему и помогать.
 
Если бы это было частное мнение частного человека – и то было бы странно. Но здесь ведь эта ларьковая логика возводится в ранг государственной политики, так как именно Минтруд России осуществляет в стране функции по выработке государственной политики в сфере демографии.
 
Таким образом, и заявленная госпрограмма по первенцам и само мировоззрение главного демографического чиновника однозначно свидетельствуют о том, что в Минтруде по факту царствуют установки на малодетность и против многодетности, в пользу произвольных наборов «мер поддержки», за конечный результат которых при этом никто не собирается нести какой-либо ответственности.
 
Через 10 лет, когда страна окажется на дне очередной и более глубокой демографической ямы, кто вспомнит о своеобразных рассуждениях Елены Викторовны Страховой и позиции Минтруда?
 
Никто. Скажут только, вот, так случилось, чего-то народу всё меньше и меньше. Наверное, Госдеп или звёзды виноваты.
 
Очевидно, нельзя решение главной проблемы страны отдавать на откуп ориентированным против многодетности чиновникам.
 
Тем более, что меры поддержки Минтруда тех же первенцев в основном неэффективные или даже комические.
 
Так, Минтрудом для стимулирования рождения первенцев предлагается, в частности, «открыть ясли, куда малышей можно будет отдать с полутора лет».
 
Поразительно! Как будто вторым, третьим и далее детям ясли не нужны, избыточны. А вот сейчас будем стимулировать рождение первых детей, и для этого восстанавливаем ясли – но только для первенцев!
 
Вот и вся государственная демографическая политика. Вне всяких сомнений, необходимо срочно провести инвентаризацию госполитики в самой чувствительной и опасной сфере страны.
 
При этом следует иметь в виду, что главным дефектом сегодняшней госполитики является абсолютная, практически религиозная вера чиновников и обслуживающих их научных работников в то, что именно малодетность окончательно и бесповоротно стала нормой современной жизни в развитых странах. И уж точно не трёхдетность.
 
Отсюда и безапелляционное утверждение Елены Викторовны о том, что «изменить ситуацию в плане репродуктивных установок нельзя в принципе».
 
При суммарном коэффициенте рождаемости в стране 1,5 – 1,8 детей на одну женщину (при необходимых даже для простого воспроизводства более 2,3!) это означает по факту следующее: главный демографический чиновник утверждает, что России некими всесильными мировыми законами или даже самим Господом Богом предначертано вымирать. «В морг, значит, в морг!». Ну или восполнять убыль населения миграцией, что не имеет отношения к воспроизводству российского населения, т.е. демографии в собственном смысле слова, не говоря уже о многообразных угрозах, связанных с массовой иммиграцией в страну некоренного населения в ситуации уменьшения количества населения коренного.
 
Обоснование же этого поразительного бюрократического смирения перед вымиранием страны донельзя примитивное – мол, «нельзя пытаться вернуться в XIX век».
 
Но никто и не требует туда возвращаться! Наоборот, как Вы и требуете, уважаемый Владимир Владимирович, надо прорываться в будущее – к большой русской многодетной семье.
 
Да, это требует коренного изменения репродуктивных установок населения, более того, радикальной трансформации всего комплекса культурных установок, ментальности и самого сознания современных нам детей и молодёжи. А что делать? Ведь альтернатива одна – смерть народа и страны.
 
Из правильного утверждения, что «нельзя пытаться вернуться в XIX век» вовсе не следует, что нельзя и невозможно менять культурные установки.
 
Нужно и можно.
 
Ведь мировоззрение самой Елены Викторовны Страховой абсолютно искусственно и всецело сформировано, поскольку в её сознание удалось внедрить убеждение, что одна из социально-культурных гипотез об обязательном для развитых стран снижении рождаемости до малодетности при переходе от традиционного общества к индустриальному (т.н. демографический переход) якобы является абсолютным законом вроде закона всемирного тяготения.
 
Ну да, резко упала и падает рождаемость, статистика последних полутора сотни лет это убедительно показывает – ну, и что? Неужели кто-то в мире точно знает, что будет через пятьдесят или сто лет?
 
И неужели нельзя воздействовать на сознание того же подрастающего поколения?
 
Почему-то сознание самой Елены Викторовны сформировать удалось – тут поработали обслуживающие вымирание страны «учёные», просветившие её на предмет теории демографического перехода. А вот сознание детей – в том числе ещё только рождающихся сегодня и завтра, по утверждению главного демографического чиновника страны, формировать невозможно, поскольку «изменить ситуацию в плане репродуктивных установок нельзя в принципе, нельзя пытаться вернуться в XIX век…».
 
Откуда она это знает? Как можно так поддаваться очарованию всего лишь гипотез?
 
Но даже если существует этот самый демографический переход с падением рождаемости до малодетности, то кто сказал, что подобные законы должны безраздельно управлять народом и государством, а не наоборот? Что даже если это вдруг закон (а это явно не так!), то почему бы не затратить государственные силы, время и средства на поиски того, как этот закон обойти?
 
Ведь человечество даже закон всемирного тяготения преодолевает и, сообщу по секрету Минтруду России, летает на самолётах и космических кораблях вопреки этому всемогущему закону.
 
Ни в коем случае не хочу обвинять Елену Викторовну. Ошибки бывают у всех, в том числе и великие.
 
Известный анекдот, в 1895 году один из выдающихся физиков своего времени, президент Лондонского Королевского общества по развитию знаний о природе Уильям Томсон (лорд Кельвин) безапелляционно заявил, что «летательные аппараты тяжелее воздуха невозможны».
 
Да, всякое бывает. Но нельзя делать страну их заложником.
 
А по аппаратам тяжелее воздуха спасибо русскому морскому офицеру Можайскому, другому морскому офицеру французу дю Тамплю и американцам братьям Райт, что они не сделали мнение лорда Кельвина своей культурной установкой и продолжили свои абсурдные, с точки зрения лорда, попытки изобретения и строительства самолета.
 
То же самое и сейчас происходит с культурными установками российских граждан.
 
С одной стороны, в последние годы наметилась чрезвычайно позитивная тенденция роста в России числа многодетных семей. Только за последние 6 лет их число выросло на 25% - примерно с 1,25 до 1,6 миллионов. На четверть!
 
Это поразительная и крайне обнадёживающая тенденция.
 
С другой стороны, примерно такими же темпами растёт число бездетных женщин без наличия медицинских показаний, вольно или невольно реализующих принцип «чайлдфри».
 
Я называю эти две полярные культурные установки общественного сознания и стоящий за ними феномен расхождения в разные стороны великим демографическим противостоянием.
 
По сути, сегодня сам народ в себе разделился на тех, кто считает нормой многодетность и тех, кто, наоборот, по сути сознательно отказывается от рождения детей.
 
В этой ситуации поляризации сознаний и разделения государство ещё в большей степени обязано стратегически планировать и смотреть далеко вперёд, а не культивировать установки смерти, ссылаясь на некие якобы абсолютные и вечные законы.
 
Мало ли что в мире происходит. Это же не значит, что надо всё воспринимать как вечные истины и законы бытия!
 
Надеюсь, в Минтруде пока что ещё не приняли в качестве ещё одного такого абсолютного закона, что у российских детей должны быть папа один и папа два или мама один и мама два, а может, и три? И не готовят какую-нибудь наноинновационную госпрограмму в этом направлении?..
 
Стране и Правительству пришла пора определиться: оно за многодетную Россию, за страну больших семей - или оно за бездетных, когда «хоть бы первый родился, уже хорошо». Оно за реализацию установки Президента России, что трёхдетная семья должна стать в стране нормой – или за советы экспертов, очаровавших Минтруд?
 
Откуда у Минтруда этот культ гипотезы демографического перехода? Очевидно, из нежелания разбираться в проблеме и тем более её решать.
 
Да, малодетность в современном мире – практически всеобщий тренд, это, без преувеличения, чума XXI века. Но надо ли чуму возводить в закон?
 
В целом, это очевидная дикость, принимать единообразное поведение потребительских обществ последних ста лет за некий вечный закон.
 
Это примерно то же самое, что превращать ту же чуму из болезни в биологический закон.
 
Да, в средние века часто повсюду были эпидемии чумы. И что? Надо было человечеству превращать чуму в закон? Славить её как высшую реальность?
 
Как от проказницы Зимы,
Запремся так же от Чумы!
Зажжем огни, нальем бокалы,
Утопим весело умы
И, заварив пиры да балы,
Восславим царствие Чумы…
 
Так что ли надо относиться к малодетности – этой современной нам чуме?
 
Нужно ли каждую аномалию превращать в закон?
 
Другой пример. В 1939-1941 годах, наметился известный абсолютный тренд. В эти два года Гитлер захватил чуть ли не всю Европу, по сути весь нынешний Евросоюз.
 
В кратчайшие сроки Германия разгромила Польшу, Бельгию, Голландию, Люксембург, Данию, Норвегию и Францию, присоединила ещё несколько стран.
 
Так что же, Советскому Союзу нужно было 22 июня 1941 года сразу отказаться сражаться и объявить о капитуляции? Ну, или, как это было на Западе, немного повоевать для приличия, а уже потом счастливо капитулировать?
 
Что, И.В. Сталину нужно было бы, выступая по радио 3 июля 1941 года, сказать примерно следующее: «Братья и сестры! Как учит нас логика служителей культа демографического перехода, после двух недель страшных боёв Москва должна поступить так же, как до нас поступал Париж и другие передовые европейские столицы.
 
Капитулировать перед Германией – это, как всем известно, закон, его принципиально нельзя отменить. В самом деле, нельзя же вернуться в XIX век, когда мы прогнали из России Наполеона Бонапарта.
 
Надо нам быть в тренде, соответствовать выявившемуся в последнее время закону молниеносного поражения от нацисткой Германии. Блицкриг это по-научному называется. Прошу запомнить это важное слово, отражающее новый закон, который будет пострашнее закона всемирного тяготения.
 
Так что надо нам быстрее капитулировать. А Москву, как и Париж, сделать открытым городом, чтобы избежать её бомбардировок и разрушения.
 
Вот передовая Франция. Не успели немцы начать 10 мая прошлого года войну против этой передовой во всех отношениях страны, как уже через месяц французская армия была ими разгромлена и 14 июня германские войска без боя вступили в Париж, который французское правительство быстро объявило открытым городом. А 22 июня Франция уже капитулировала.
 
А мы чем хуже, братья и сестры?
 
Давайте быстрее соответствовать выявленному мудрыми учёными закону блицкрига и капитулировать.
 
Мало того, что мы выполним всеевропейский закон взаимодействия с гитлеровской Германией, мы, братья и сестры, останемся в живых и будем себе пить баварское пиво…».
 
Но Сталин сказал совсем другое. И в мае 1945-го капитулировала Германия, и Берлин, а не Москва, стал тем самым открытым городом.
 
Так где закон, а где аномалия, отклонение от закона?
 
Представляется, что действительный, подлинный, нефиктивный закон 22 июня 1941 года состоял в том, чтобы принять смертный бой, вступить в священную войну и победить.
 
А вот сдаваться как Франция – это как раз, получается, был не закон, а аномалия, не случайно этот период 1939-40 годов американские журналисты так и прозвали – «странная война», а в оригинале ещё жестче: «фальшивая», «фиктивная война» (Phoney War).
 
Вот таким же фальшивым и фиктивным законом является и теория демографического перехода.
 
Реальный же закон, неумолимый и смертельный заключается в том, что в ближайшие десятилетия мировую политику будут делать миллиардные цивилизации – Китай, Индия, Запад, также составляющий миллиард из полмиллиарда англо-саксов (США с Канадой и Великобританией) и полмиллиарда Евросоюза.
 
И 150-миллионной России на этом геополитическом ристалище места попросту может не быть. Вернее – точно не будет. Основным обязательным параметром суверенности нации уже через 20 – 30 лет станет количество населения.
 
И вот, вместо того, чтобы государство в России во имя суверенитета и выживания с утра до ночи размышляло о том, как России стать миллиардной цивилизацией, как выйти на русский миллиард, - вместо этого главного дела наше государство, получается, думает о том, как бы приспособиться к вымиранию страны.
 
Президент говорит: «Не допустим вымирания, сделаем нормой трёхдетную семью». А Правительство отвечает: «Все ныне вымирают, и мы будем вымирать, поэтому трёхдетной семьёй заниматься не будем, будем стимулировать хотя бы первенцев».
 
Дело дошло до того, что околоправительственными «учёными» вымирание не только оправдывается, но, более того, задаётся чуть ли не как новая миссия России: мол, своим вымиранием Россия должна спасти Землю от перенаселения.
 
Именно такую подсказку предлагает Институт демографии Высшей школы экономики, известной также как просто «Вышка» (!) и главный научно-методический центр для правительства.
 
В интервью газете «Известия» за 13 апреля 2006 под программным названием «Снижение рождаемости - это способ самосохранения» руководитель на тот момент Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации, а ныне директор Института демографии «Вышки» А.Г. Вишневский, изрядно попугав читателя угрозой глобального перенаселения, сделал следующий вывод: «Сейчас уже примерно половина населения мира себя не воспроизводит, в том числе Китай, часть стран «третьего мира». Есть разные прогнозы, но по срединному варианту считается, что примерно к 70-м годам нашего века рост прекратится везде, а после этого, возможно, начнется снижение численности населения. Если это произойдет, для человечества это станет благом. Может, и хотелось бы, чтобы Россия стала исключением, но это невозможно. Если в нашей стране все будет в порядке, а у соседей - плохо, мы погибнем вместе с ними. Так что объективно европейские народы, включая Россию, указывают человечеству правильный путь».
 
Вот так.
 
Вымирая, Россия, оказывается, указывает человечеству правильный путь…
 
Показательно, кстати, здесь упоминание Китая, который, как известно, наши западники традиционно приводят в качестве примера «плохого» авторитарно-репрессивного государства, с которого не то что пример брать, но о котором даже и говорить-то хорошо нельзя.
 
Однако, когда дело касается главной проблемы России – демографии, и Китай становится чудесным примером магистрального пути человечества.
 
Хотя, казалось бы, общеизвестно, что именно в Китае проводилась жёсткая политика принудительной однодетности и низкую рождаемость в Китае уж никак нельзя выдавать за объективный закон – но нет, ради смирения российских чиновников и населения перед собственным вымиранием можно даже авторитарный Китай похвалить, представляя его как пример действия якобы закона демографического перехода.
 
Если кому-то покажется, что в это интервью вкрались неудачные формулировки, то нет, оно как раз предельно точно отражает позицию онаучивающих правительственные решения.
 
Вот, те же самые рассуждения о полезности вымирания можно в изобилии вычитать в монографии А.Г. Вишневского, изданной той же «Вышкой» в 2007 году.
 
Название монографии сразу настраивает против перенаселения в пользу вымирания: «Россия перед демографическим выбором»: «Не грозит ли Земле сюжет фильма «Дитя человеческое»? Человечество не вымрет? Ведь все демографические проблемы имеют планетарный масштаб. Да, мы — часть глобальной системы, но она отнюдь не вымирает. Наоборот, сейчас проблема для мира в целом — быстрый рост народонаселения. Все-таки перенаселенность страшнее? В целом страшнее. Человечество выросло за последние сто лет вчетверо. Это огромная нагрузка на ресурсы Земли, на ее систему жизнеобеспечения. Поэтому сейчас основная задача мирового населения — замедлить свой рост. Может быть, в этом причина того, что в развитых странах не удается повысить рождаемость, — это противоречит глобальной задаче ее снижения. И я не думаю, что можно рассматривать будущее России вне этого глобального контекста.
… И как человечество реагирует на собственный рост? Есть два способа, которыми система может отреагировать на перенаселение. Первый — рост смертности. И мы это видим: появляются новые, прежде неизвестные болезни (СПИД, коровье бешенство), старые болезни приобретают новые свойства (лекарственно устойчивый туберкулез). Возникают техногенные катастрофы, локальные, а порой и мировые военные угрозы. Но это путь камня, летящего в пропасть. Нормальный путь — отойти от края, т.е. снижать рождаемость, постепенно сокращать население мира. Его сегодня можно представить, как огромную движущуюся колонну людей. Голова колонны подошла к краю пропасти, завернула и уже идет в обратную сторону. А хвост еще продолжает двигаться вперед.
… Демографы чаще всего ищут различные факторы этого снижения: у «них» — потому что безработица, у нас — потому что женщины много работают, в Китае — потому что ее искусственно регулирует правительство и т.д. Но механизмы могут быть разные, а системное требование одно, только оно не осознается. Меня всегда изумляло, почему многие политики, да и демографы тоже, считают, что они знают, сколько нам нужно иметь детей, лучше, чем миллионы женщин, миллионы семей, в которых почему-то рождается только один или двое. В этом часто видят признаки катастрофы. Но ведь если бы этого не было, то нельзя и рассчитывать на удаление от пропасти.
… Для мира проблема состоит все-таки не в низкой, а в высокой рождаемости…».
 
Уважаемый Владимир Владимирович, извините, что приходится приводить столь объёмные цитаты, но это необходимо знать, ведь это религиозное мировоззрение, эти гимны вымиранию прямо влияют на решения наших чиновников.
 
Очевидно, необходимо срочно провести инвентаризацию госполитики в самой опасной и чувствительной сфере страны.
 
Для этого имело бы смысл официально и в виде приоритетной президентской программы взять на вооружение как Вашу задачу сделать в России нормой трёхдетную семью, так и выдвинутую также Вами, Владимир Владимирович, доктрину сбережения народа.
 
Именно сбережение народа в июне 2011 года Вы справедливо определили как нашу национальную идею.
 
Отвечая на вопрос журнала «VIP-Premier» о национальной идее, Вы сказали: «Мне очень часто задают этот вопрос, и я позволю себе повториться и процитировать Александра Солженицына, который однажды назвал нашей национальной идеей «сбережение народа». В этой фразе, собственно, и заключена главная цель современной России, всех преобразований, которые происходят в экономике, социальной сфере, общественной и политической жизни».
 
Затем в сентябре 2013 года, выступая на итоговой пленарной сессии международного дискуссионного клуба «Валдай», Вы также сделали акцент на сбережении народа как национальной идее: «Глубоко убеждён в том, что в сердце нашей философии должно быть развитие человека, развитие моральное, интеллектуальное и физическое. Ещё в начале 90‑х годов Солженицын говорил о сбережении народа после тяжелейшего ХХ века как о главной национальной цели. Сегодня нужно признать: полностью переломить негативные демографические тенденции пока и нам не удалось, мы только немного отступили от опасной черты утраты национального потенциала. … Образованные, творческие, физически и духовно здоровые люди, а не природные ресурсы или ядерное оружие, будут главной силой России этого и последующего веков».
 
3 декабря 2015 года в ежегодном Послании Федеральному Собранию Вы определили: «У нас есть долгосрочная повестка, которая не должна зависеть ни от избирательных циклов, ни от текущей конъюнктуры. И понятно, что это сбережение нации, воспитание детей и раскрытие их талантов».
 
Эта великая и даже многовековая русская идея.
 
Ведь о сбережении народа ещё в XVIII веке, когда рождаемость в среднем была не менее 7 детей на семью, но многие не выживали, говорили и граф Шувалов и великий Ломоносов: «Величие,  могущество  и  богатство  всего  государства  состоит  не  в  обширности  территории,  а  в  сохранении  и  размножении  русского  народа…».
 
Но сбережение народа даже в смысле обеспечения стабильной численности населения, даже без демографического роста возможно в России в ближайшие десятилетия только одним единственным способом – многократным увеличением количества многодетных семей. Фактически – в семь раз, до половины от всех семей с детьми. Никаких других способов и хитростей нет и не может быть.
 
И в данной чрезвычайной ситуации принимать огульные решения вроде стимулирования первенца абсолютно недопустимо.
 
Сбережение народа сегодня по существу дела означает продвижение многодетности и здорового долголетия, иначе совсем скоро по демографическим меркам мало кого надо будет сберегать.
 
В связи с вышеизложенным, считаю необходимым принять ряд решительных мер в области повышения рождаемости.
 
Во-первых, необходимо существенно повысить статус самой демографической проблемы и госоргана, отвечающего за политику в сфере рождаемости. Дело не только в том, что Минтруд России откровенно здесь «не тянет».
 
Дело в том, что задача архисложная, по сути требующая чрезвычайных стратегических мер и не может решаться каким-либо одним ведомством и тем более, департаментом.
 
Соответственно, здесь более активно мог бы действовать Совет Безопасности Российской Федерации, введя новую категорию демографической безопасности и реализуя её через соответствующую новую Концепцию демографической безопасности и развитие существующих основополагающих документов в сфере национальной безопасности, в частности, Конституции Российской Федерации, Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, Военной доктрины Российской Федерации и Стратегии экономической безопасности РФ на период до 2030 года.
 
Также целесообразно организовать межведомственный Совет при Президенте России по демографическому развитию и поддержке многодетных семей как высший орган стратегического планирования демографического развития.
 
Во-вторых, имело бы смысл рассмотреть возможность постановки в качестве центральной повестки в ближайшие год-два именно проблему защиты страны от принудительной малодетности и создание культа многодетности, многодетных семей.
 
В-третьих, необходимо разработать и принять федеральный закон «О статусе многодетных семей в Российской Федерации», в котором выстроить единую правовую систему стимулирования многодетности через градуированную шкалу возрастающей детности - от бездетности через нейтральную (нынешнюю «нормодетную») двухдетную семью, далее через будущую «нормодетную» трёхдетную семью и до многодетных семей по нарастающему количеству детей. В такой системе и пресловутый налог на малодетность занял бы своё подобающее законодательное место.
 
В-четвёртых, организовать стратегическую президентскую программу «Сбережение народа: многодетная страна», в рамках которой форсировать новую индустриализацию и развитие промышленности в регионах, поддержать жизнь многодетных семей на местах, чтобы ослабить переселение в мегаполисы, разработать и вводить существенные меры стимулирования многодетности, включая введение т.н. родительских зарплат, вычетов по ипотеке, сквозную единую систему федеральных пособий и льгот, натуральные формы поддержки, проектирование и строительство городков демографического будущего на выделяемых многодетным землях.
 
В-пятых, в ситуации грядущей демографической катастрофы стране крайне необходима общенациональная дискуссия по демографии с использованием всего многообразия и мощи современных медийных средств государства.
 
Более того, проблематику демографического спасения и многодетности можно и нужно выносить на международный уровень, задавать от имени России геополитику многодетности и достаточной обильной рождаемости, а не принудительной малодетности и обслуживания установок потребительского общества.
 
По сути сегодня нужна всемирная коалиция демографического развития и многодетных семей как метод спасения человечества от малодетности - этой чумы XXI века.
 
Малодетность – это сегодня фундаментальная всемирная проблема всех развитых стран. И миру необходимо спасение от этой своеобразной чумы, что требует кардинальной, революционной смены общенациональной и мировой повестки.
 
Россия всегда отличалась способностью ставить и решать общемировые проклятые, как писал Ф.М. Достоевский, вопросы.
 
Это Россия-СССР спасла мир от нацистской коричневой чумы.
 
Это Россия-СССР подарила миру первый спутник и первого космонавта.
 
Это Россия-СССР создала к 1970-м годам самую передовую для своего времени систему здравоохранения и охраны материнства и детства.
 
Сегодня пришло время для спасения мира от современной чумы принудительной малодетности.
 
Вероятно, было бы целесообразно выдвинуть сегодня от имени России глобальную инициативу в сфере поддержки многодетности.
 
Такая инициатива имела бы, с одной стороны, всемирный масштаб действия и при этом, с другой стороны, ощутимо улучшала жизнь и перспективы собственного российского населения, давала бы ясный путь прочь от демографической катастрофы.
 
Уважаемый Владимир Владимирович!
 
Своё предыдущее письмо Вам с приложением разработанного нами проекта Концепции федерального закона «О статусе многодетных семей в Российской Федерации» я подписал Вам 9 мая т.г.
 
К сожалению, из более чем полутора десятка предлагаемых нами мер поддержки многодетных семей в СМИ выхватили исключительно налог на малодетность. Однако проблема демографии и малодетности в нашей стране сегодня действительно равномасштабна проблеме нашего выживания и победы в той Великой войне.
 
В какой-то мере я вижу выдвижение доктрины сбережения народа на основе культа многодетных семей как продолжение торжественно-трагического шествия страны в составе Бессмертного полка.
 
В этом Бессмертном полку вместе с нами незримо шествуют не только погибшие и воевавшие на фронтах, но и нерождённые в те страшные годы страшной войны, то, что задаёт трагическое своеобразие нашей национальной демографии – т.н. «эхо войны» как следствие очень низкой рождаемости 1942-1946 годов.
 
От того маленького поколения, родившегося в военные годы, мы имели маленькое поколение их детей во второй половине 1960-х годов. Именно это поколение (внуки тех, кто родился в годы войны) в начале 1990-х годов и вошло в наиболее активный репродуктивный возраст, что предопределило сокращение рождаемости и в предстоящую нам очередную демографическую яму.
 
Но есть и ещё одна прямая связь с великим Днём Великой Победы.
 
Это осознание нашей демографической проблемы как современного издания той страшной войны. Ведь помимо этих «ям», делающих кривую нашей рождаемости синусоидой, мы уже давно перестали воспроизводить себя, и наша синусоида рождаемости – затухающая! А это значит, что нам опять нужна Победа – победа над вымиранием и затуханием нашего народа, нашей страны, нашей суверенной государственности.
 
И сегодня опять в связи с критической ситуацией в демографии стал актуален лозунг того великого времени «Всё для фронта, всё для Победы!».
 
Многодетные семьи – это наши герои, сражающиеся на передовой, в первой линии невидимого фронта, и пора всей стране это осознать, а государству перевести это осознание в законодательные нормы и основы стратегического планирования.
 
Уважаемый Владимир Владимирович, очень рассчитываю на Вашу поддержку в решении поставленных вопросов.
 
 
Председатель Наблюдательного совета,
действительный государственный советник
Российской Федерации 3 класса
 
 
Москва, 30 мая 2017 года