Социальный кодекс

Сегодня взаимоотношения гражданина РФ и государства (власти) в том, что касается ответственности власти перед гражданами за обеспечение их социальными услугами, остаются с одной стороны крайне запутанными и непонятными, а с другой – глубоко античеловечными. Понять, какую ответственность по защите здоровья, материнства, старости и др. социальные обязательства перед гражданином государство берёт на себя, крайне непросто. А то, что можно понять, является явно недостаточным для улучшения качества жизни населения Российской Федерации. Положение осложняется проводимой политикой по замене обязательств государства на «денежные компенсации».

С другой стороны, и ответственность граждан перед государством и обществом не обозначена предельно чётко, исходя из оптимального баланса интересов.

Итогом такого положения дел неизбежно станут опасные внутренние противоречия в российском обществе. Изменить положение дел должно принятие властью единого общегосударственного Социального Кодекса, точно прописывающего права и ответственности гражданина и государства (власти) по отношению друг к другу.

Статья Ю.В. Крупнова

Стране нужен СОЦИАЛЬНЫЙ КОДЕКС

2 июля 2004 года Госдума в первом чтении проголосовала за правительственный законопроект о замене льгот денежными компенсациями. Данный факт является фундаментальным событием новейшей истории.

С одной стороны, случилось то, что прогнозировало и о чём неоднократно предупреждало власть общественное движение “Партия России”.(1)

Так, 2 года назад, 26 апреля 2002 года, Ю. Крупнов и В. Полеванов предупредили Президента РФ В.В. Путина в Открытом письме на его имя, что провозглашаемый им в Послании курс “однозначно потребует “непопулярных решений”, и что “следует отдавать себе отчет, что лично Вам в этом случае придется пойти по пути диктатуры и по стопам Пиночета - либо Вас вынудят уйти с поста Президента те, у кого хватит безответственности стать российскими Пиночетами, или те, кто предъявит Вам полный счёт за социальную катастрофу”.(2)

С другой стороны, одержанная А. Кудриным, М. Зурабовым и беспринципной в массе своей Госдумой победа является пирровой, т.е. очень похожей на ту “победу”, которую одержали США в Ираке и которая утянет за собой в небытие и Буша и неоконсерваторов вместе взятых.

В принятом в первом чтении законопроекте так много псевдолиберализма и псевдосоциализма (чего стоят одни только бесконечные разглагольствования о “справедливости как главной цели” данного циничного документа), что становится понятно: таким оригинальным способом власть объявила дефолт, дефолт всему: способности наполнять бюджет, способности удваивать ВВП и т.п., способности нести ответственность за население и страну.

Событие в том, что властью объявлен дефолт проводимого курса. И теперь власть и общество вынуждены будут перестать блуждать в трёх соснах давно бессмысленных дихотомий: либерализм и тоталитаризм, коммунизм и капитализм, национализм и космополитизм и т.п.

Наступает период организационно-технологических решений, когда пиар малоэффективен и необходимо демонстрировать фактическую дееспособность власти.

Жаркие споры о том, что лучше - льготы или деньги, знаменуют собой два равно тупиковых курса, которые до сих пор одновременно, разом, осуществлялись в Российской Федерации.

Первый - неолиберальный, который реализуется правительством. Основная идея этого курса состоит в том, что целью страны является экономический рост, который, в свою очередь, достигается за счёт уменьшения роли государства и сокращения бюджетных обязательств.

Второй - позднекоммунистический, который реализуется “оппозицией” от “Яблока” до КПРФ, “Родины” и дальше. Идеей этого курса является поддержание социального иждивенчества населения, включая, кстати, и такой части населения как “олигархов”, которых, как известно, госбюджет любит больше всех.

В основе неолиберального курса лежит “голый” экономизм, что означает, особенно в условиях “сырьевой” экономики, его естественную античеловеческую направленность, когда вымирание страны является чисто положительным показателем, поскольку снижается нагрузка на бюджет и растёт уровень дохода на отдельного гражданина.

В основе же позднекоммунистического курса лежит не менее “голое” кумовство, трайбалистско-клановый корпоративизм властных группировок.

Оба эти курса являются тупиковыми потому, что направлены на обслуживание узкого слоя элит и абсолютно не касаются реальности жизни страны и в стране.

Очевидность тупика раскрывается в выступлениях идеологов и практиков монетизации.

Показательным является, к примеру, следующий пассаж из выступления министра здравоохранения и социального развития РФ М.Ю. Зурабова перед фракцией партии “Единая Россия”.

“Как быть с человеком, для которого доступность льгот не обеспечивается? - задаёт правильный вопрос министр. Не от прямого считайте, а от обратного. Вот есть те, кто имеет право получить льготу, в силу того, что проживает во вполне конкретном населенном пункте. Эта проблема, хочу вам сказать, она ровно такая же применительно к льготам, как и к медицинскому обслуживанию, и к целому ряду других социальных форм социального обслуживания.

Я начал говорить в качестве аналогии о здравоохранении. Применительно к здравоохранению это означает следующее. Если в данном населенном пункте есть лечебное учреждение, есть средства бюджета, и они финансируют лечебное учреждение, то в этом конкретном населенном пункте медицинская помощь другого качества, нежели в другом населенном пункте, где сеть лечебных учреждений иная, и финансовые возможности субъекта или муниципалитета профинансировать эти расходы – иные.

Так, если мы отвечаем на вопрос: имеет ли право иметь одинаковую доступность в отношении льгот любой гражданин Российской Федерации, значит, мы тогда должны определить, какова стоимость тех самых предоставляемых льгот. И гарантировать любому человеку то, что он в случае, если он эти льготы не получает, может получить денежную компенсацию”.

Это высказывание требует внимательного чтения и анализа. Здесь сказано самое главное.

По М. Зурабову получается, что задача правительства состоит не в том, чтобы обеспечивать и гарантировать определенный уровень социального благосостояния (например, как в приводимой им аналогии, получение необходимой и достаточной медицинской помощи), а в том, чтобы компенсировать невозможность реализации льготы, т.е. фактическое отсутствие для людей возможности иметь доступ к благосостоянию и соучаствовать в этом благосостоянии - в данном случае, пользоваться медициной и получать нужное лечение.

Вдумайтесь, что это означает.

Министр здравоохранения и социального развития РФ М.Ю. Зурабов не считает своей задачей охрану здоровья или лечение больных. Свою задачу М.Ю. Зурабов видит в том, чтобы “гарантировать любому человеку то, что он в случае, если он эти льготы не получает, может получить денежную компенсацию” - т.е. слегка откупиться от конкретного человека или жителей конкретного поселения за отсутствие у них практической возможности укреплять (“охранять”) здоровье или лечить свои болезни.

И оговорка Зурабова, когда вместо слов “медицинская помощь” или “услуги” им употреблено слово “льготы”, показательна. Помощь и услуги министр здравоохранения и социального развития в упор не видит и видеть не желает, поскольку, очевидно, это его не касается.

Таким образом, за жаркими спорами пропадает основной вопрос: будет ли и в каком объёме государство отвечать за “натуральные”, “физические” стороны жизни, т.е. сохранять и развивать инфраструктуру благосостояния населения страны. Говоря языком политэкономии - будет ли государство вообще обеспечивать общественное воспроизводство и на каком конкретном уровне. А на самом обычном языке это означает следующее: нужны ли государству люди, какие и в каком количестве.

Глубокая неправота как сторонников монетизации, так и сторонников того, чтобы оставить льготы, а вместе с этим и одинаковая тупиковость неолиберального и позднекоммунистических курсов состоят в том, что ни те, ни другие не предлагают проекта инфраструктуры благосостояния или качества жизни, т.е. предельно ясных и максимально выраженных в числах обеспеченных гарантий по всем аспектам жизни отдельных людей, поселений и регионов.

А такая инфраструктура и означает в современном мире государство.

Государство сегодня, в 21 веке, после советского социализма или западного государства всеобщего благосостояния (welfare state) века 20-го, прежде всего, является инфраструктурой качества жизни. Ведь людей интересует не вопрос о “льготах” или “деньгах”, а то, на что практически они могут рассчитывать в плане основополагающих условий своей духовной и материальной жизни.

Будет ли у их детей действительно качественное базовое образование в каждой школе каждого населенного пункта страны и независимо от того, Центральный или Дальневосточный федеральный округ? Будет ли возможность хотя бы обратиться к врачу за помощью. И какого уровня квалификации будет этот врач в любой точке Российской Федерации. И каковы будут практические условия получения расширенной медицинской помощи в чрезвычайных ситуациях? А что с квартирой или домом? Что будет гарантированно как обязательство государства? И на что точно не надеяться, не ждать? Будет ли вообще достойная работа. А квалифицированная и высококвалифицированная? И насколько стабильной во всех отношениях будет данная работа для каждого гражданина РФ? Что тут готово и способно гарантировать государство? И будет ли моё государство вкладывать в образование и здоровье, в дом моих детей - чтобы иметь свои высококвалифицированные кадры (“трудовые ресурсы”) - или государство будет делать ставку на то, что “бизнес” сам привлечет необходимый “человеческий капитал” откуда угодно, например, из Средней Азии, Кавказа, Африки и Китая? А как с тем, что люди сотнями тысяч пропадают ежегодно без вести? Это так и дальше будет продолжаться? И при каком уровне самоубийств в стране государство будет кардинально пересматривать свой курс и основы политики? И где будет предел, граница воровству и вывозу металлов - или так и будет беспредел? Или государство выступит гарантом и обеспечит сохранность хотя бы каждого второго изделия с металлическими фрагментами? А сколько литров воды и какого качества и по какой цене я смогу и буду иметь обеспеченное государством право получать у себя в квартире, независимо от того, где я живу: во Владивостоке, Новосибирске, Камышовке, Щекавцево или Москве? А сколько беспризорных детей государство считает для себя возможным, допустимым? Или вообще считает наличие “генералов песчаных карьеров” дикостью? Или всё же “немножко” можно? А какой статус и достоинство государство гарантирует мне, как гражданину, за рубежом? И где та очевидная, хотя и трудно определяемая, граница, которую государство открыто признаёт в международных делах и которую оно не позволит “переходить” ни одному другому государства на Земле? Т.е. где практический суверенитет? И государство гарантирует моё человеческое достоинство и международный гражданский статус “в размере” нормальной страны “третьего мира” или “в размере” мировой державы? И вообще, отвечает ли и насколько государство перед конкретным ребенком за перспективность и безопасность его детства, за то, что ему будет предложена не унижающая, а возвышающая “путёвка в жизнь”? А сколько поездок и с каким комфортом и за какую цену я смогу осуществлять из своей деревни в районный центр? А в областной? А сколько раз государство гарантирует мне приезд “Скорой помощи” и какую именно действительную помощь? А какую закупочную цену на зерно или иную сельскохозяйственную продукцию государство в этом году считает минимальной и ни в коем случае не позволит опускать её ниже? И в плане градостроительной политики государство будет “думать” домами и усадьбами, реализуя усадебно-поместную урбанизацию - или по-прежнему панельными “многоэтажками”? А энерготарифы и оплата за ЖКХ будет уничтожать возможности для моего и моей семьи полноценной жизни и развития - или, наоборот, давать условия для развития?

Все эти и многие иные вопросы такого рода и составляют интегральное понятие качества жизни как совокупность натуральных и достоверно просчитываемых показателей существенных обстоятельств жизни, реальных прав каждого человека на всей территории страны - в каждой “точке” пространства РФ (подробнее см. мою статью “Качество жизни - основа сверхиндустриализации России” , последний раздел статьи “Уроки Ирака”, книги “Стать мировой державой” и “Дом в России”).

Именно понятие качества жизни может и должно выступить интегральным показателем целей развития страны и индикативного планирования, а также механизмом создания современной системы общественного воспроизводства на основе социального страхования. Реализация идеи качества жизни и задаёт ныне единственную возможность для перевода страны на инновационный путь развития.

Опора на категорию качества жизни как центральную, как основу социальной политики и смысла экономической эффективности позволит впервые связать реальную экономику и социальное развитие, т.е. задать целевую функцию инвестиционной политики государства и общества, “привязать” к социальным гарантиям и условиям энергетику - через системы энергоэффективности и энергосбережения, определяющие эффективность энергетических и финансовых вложений в социальное благосостояние - впервые технологически обеспечить социальное страхование нового типа для постсоветской реальности.

Таким образом, единственный выход из бесплодных и безответственных споров по поводу льгот и компенсаций, лежит в том, чтобы какая-то часть людей из правительства, Совета Федерации, Государственной Думы, администраций и законодательных собраний регионов, муниципальных образований впервые поставила вопрос по государственному: какие практические (“натуральные”, “физические”) гарантии готово принимать на себя российское государство, какое качество жизни мы собираемся делать в России и какая инфраструктура качества жизни необходима для этого.

А что же мы видим пока?

Пока перед нами театр абсурда, когда в самый разгар кампании по усилению “социальной ответственности бизнеса” происходит отказ государства от своей собственной “социальной ответственности”, когда самые рьяные защитники льгот так и не вспоминают о том, что с каждым днём этими льготами воспользоваться негде (деградируют а то и закрываются больницы и школы, снимаются рейсы автобусов и электричек и т.п.), что скоро уже некому будет пользоваться этими льготами.

Одни натурально-физическую реальность образования, здоровья, социального обслуживания заменяют математическо-финансовой статистикой, цифрами, а другие - разговорами.

Налицо всеобщая социальная безответственность.

В этой ситуации, которая закрепляет деградацию, необходим принципиально иной курс. Этот курс может строиться только на том, чтобы изначально определить взаимную социальную ответственность государства в лице власти, бизнеса и населения за нынешнее и будущее качество жизни, за создание для этого “натурально-физической” или “материальной” инфраструктуры.

Такая взаимная социальная ответственность может и должна быть закреплена в особом федеральном законе - в СОЦИАЛЬНОМ КОДЕКСЕ Российской Федерации.

Этот закон должен не просто систематизировать и кодифицировать все существующие законодательные нормы, касающиеся взаимных социальных обязательств власти, бизнеса и граждан, но и отчётливо представить инфраструктуру качества жизни в первые десятилетия 21 века.

Социальный кодекс России призван решить следующие задачи:

  1. Стратегия, принципы и направления общественного воспроизводства и развития страны
  2. Социальная структура государства, статус и позиции всех необходимых элементов (слоев и страт) российского общества
  3. Вектор развития социальной структуры и объемов социальных обязательств в виде стандартов качества жизни в течение ближайших десяти-двадцати лет
  4. Внутренний долг государства населению и его отношение с внешними долгами, а также персональную и групповую ответственность за разные долги
  5. Социальную безопасность как систему, которая позволит не допустить любые “выпадения” граждан из полноценной социальной жизни

Таким образом, роль Социального кодекса состоит в том, чтобы создать полноценную замену системе советских социальных фондов.

Напоследок ещё один пассаж из вышеозначенного выступления М. Зурабова: “Итак, я надеюсь, что мне, моим коллегам удастся вам доказать, что неприятие, которое существует сейчас в значительной части общества, особенно лиц старшего поколения вот этого подхода, связанного с модернизацией системы финансирования льгот, это психологический аспект. Чего боятся люди? Они бояться, что эта сумма не будет выплачена. Что если бюджет будет формироваться не с таким профицитом как сейчас, то эти обязательства будут отменены. Что они не будут проиндексированы. Что реально человек останется со своими проблемами один на один и не сможет приобрести лекарственные средства в случае, если они ему потребуются. Это основные тревоги. Вот давайте мы эти тревоги проанализируем двумя-тремя словами…”.

Неужели Зурабов и на самом деле не понимает, что дело не в тревогах и не в психологии, что люди боятся совсем другого - того, что той же больницы или уже нет или совсем скоро не будет, что, по Федору Михайловичу Достоевскому, “некуда будет пойти”? Неужели Зурабов не понимает, что дело даже не боязни невылеченной болезни - дело в боязни дальнейшей потери базового человеческого достоинства у основной части населения страны?..

Назначение Социального кодекса состоит в прямой реализации статьи 7-й Конституции РФ, в которой сказано, что “каждый гражданин России имеет право на достойную жизнь”.

Формой представления и обеспечения достоинства людей является качество жизни. И именно качество жизни в России сегодня, завтра и послезавтра и должен детально постулировать Социальный кодекс.

России срочно нужен Социальный кодекс.

Примечания: 

1. Через два дня после последних думских выборов в статье “Победа Кремля, поражение России” мною был обозначен наиболее вероятный сценарий того, что “дума и затем президент в совокупности станут госаппаратными машинами по утверждению и реализации программы либерал-национализма”, программы, которая “состоит из 2 пунктов. Первое - принятие наличного ничтожного места России в мире и фактическое признание произошедшего со страной за последние пятнадцать лет как закономерного и правильного. Второе - принятие идеи об отказе государства от ответственности за развитие и воспроизводство страны, перенос и даже сброс всей ответственности на население, на отдельные семьи”. Позже был представлен точный прогноз сетевой аналитической Группы Q “К итогам думских выборов”, а затем соответствующий анализ Послания Президента РФ - см. статью “Спасти Президента Путина” ). Очевидность данного курса была ясна уже в 2002 году - см. анализ Послания Президента РФ за 2002 год в статье “Путь к себе”.

2. “Открытое письмо Ю. Крупнова и В. Полеванова Президенту РФ В.В. Путину”.

Источники:

Сайт Ю.В. Крупнова

ДВИЖЕНИЕ РАЗВИТИЯ